Основные представители нормального кишечного микробиоценоза животных


Н. В. ДАНИЛЕВСКАЯ
Понятие о микробиоценозе. В обычных условиях в организме животных постоянно присутствует нормальная микрофлора. Микробиоценозы — сообщества микроорганизмов — формируются в естественных биотопах (нишах), которые контактируют с внешней средой (пищеварительная и мочеполовая система, легкие, кожа и т.д.). В микробиоценозах различают характерную для данного вида, или облигатную (резидентную), и случайную, или факультативную (транзиторную), микрофлору. В каждом биотопе формируются собственные особые условия для существования и взаимодействия населяющих его микроорганизмов, то есть видовой и количественный состав микрофлоры в разных биоценозах существенно различается. Поэтому и были введены такие понятия, как микроэкология кишечника, кожного покрова, гениталий, верхних дыхательных путей, полости рта и т.д.
Макроорганизм и совокупность микробиоценозов разных его биотопов составляют единую экологическую систему. Она способна к саморегуляции в постоянно изменяющихся условиях внешней среды. Эволюционно сложившиеся компенсаторные механизмы обеспечивают преобладание в микробиоценозах нормальной микрофлоры.
Кишечный микробиоценоз не только самый многочисленный и разнообразный по качественному составу, но и наиболее чувствительный к воздействию неблагоприятных факторов. Поэтому кишечный дисбактериоз нужно рассматривать как ранний сигнал начавшегося в организме дисбаланса. Поскольку кишечный микробиоценоз влияет на микробиальный состав других биотопов и физиологические функции организма животного или человека в целом, то особенно важно предупреждать развитие кишечного дисбактериоза, а также своевременно и эффективно его корректировать.
Облигатная (резидентная) микрофлора. Основу нормальной микрофлоры кишечника животных, в том числе и собак, составляют неспорообразующие облигатно-анаэробные микроорганизмы. Соотношение анаэробов и аэробов в тонком и толстом кишечнике собак в норме составляет примерно 1000 : 1 (табл. 1). Кишечный микробиоценоз взрослых здоровых собак (нормобиоз) характеризуется численным превосходством бифидобактерий и лактобактерий: суммарное количество до 90…95 % общего числа бактерий.
1. Качественный и количественный состав микрофлоры различных отделов ЖКТ здоровых собак 2…7-летнего возраста

Наименование бактерий Среднее количество бактерий в 1 г содержимого, lg/ r подвздошной
желудка тощей кишки кишки толстой кишки
Общее количество 0…3 0…5 2…1 10…12
Бифидобактерий Редко 0…4 3…8 7…12
Лактобактерии 0…3 0…4 3…6 7…9
Энтеробактерии Редко 0…3 2…5 6…9
Энтерококки » 0…3 2…6 5…8
Бактероиды » 0…3 3…7 6…9
Клостридии » Редко 0…3 1…4
Грибы 0…2 0…2 1…4 2…4
Бациллы 0…2 0…2 2…4 2…4
Стрептококки 0…2 0…3 2…5 3…6
Стафилококки 0…2 0…2 2…4 2…4

Весьма важно, что они доминируют и по физиологической значимости для макроорганизма. Под действием слюны, кислоты, пепсина значительная часть транзиторной микрофлоры гибнет уже в желудке. В двенадцатиперстной, тощей, краниальной части подвздошной кишки рост микроорганизмов ограничен выбросом желчных кислот, ферментов кишечника и поджелудочной железы, активной перистальтикой, секрецией иммуноглобулинов (IgA, IgE). На этих участках доминируют бифидобактерий, лактобактерии, энтерококки, энтеробактерии, стрептококки, встречаются кандиды. В каудальной части подвздошной кишки и в толстом кишечнике микробиоценоз разнообразен и зависит от наличия трудноферментируемых пищевых волокон в кормах. Волокна представляют собой натуральный пребиотик — субстрат для нормальной микрофлоры. Кроме перечисленных выше здесь всегда имеются бактероиды, клостридии, эубактерии, фузобактерии, вейолонеллы, пептококки, пептострептококки, актиномицеты и др. В 1 г фецес в зависимости от влажности содержится до 10-10… 10-12 микробных клеток (15…30 % по массе).
Бифидобактерий. Эти грамположительные бактерии из рода Bifidobacterium — основной представитель нормальной микрофлоры кишечника мелких домашних животных и птиц (в норме в 1 г содержимого толстого кишечника в зависимости от возраста, типа кормления и др. их насчитывается до 1012). Эти анаэробы чувствительны к составу питательных сред и трудоемки в культивировании. Бифидобактерий не образуют спор, не выдерживают высоких температур, то есть гранулирования, им не требуется особых условий таблетирования. Но их роль в симбиотических отношениях с макроорганизмом очень важна. Выраженная способность к адгезии обеспечивает им прикрепление к поверхности слизистой оболочки кишечника, участие в пристеночном пищеварении, ферментации субстратов и конкуренции за пищевую нишу с другими представителями микрофлоры. Формируя биопленки на поверхности слизистой оболочки кишечника, бифидобактерий препятствуют размножению патогенных и условно-патогенных бактерий, что определяет колонизационную резистентность [19, 47]. Их антагонистическая активность связана с образованием ацетата, лактата, ЛЖК, лизоци-моподобных и других веществ с антибактериальной активностью. Бифидобактерий подавляют токсинообразование и разрушают токсины патогенных бактерий и кормов. Они используют аммиак в просвете кишечника для синтеза собственных структурных белков, существенно снижая токсическую нагрузку на печень [25].
Бифидобактерий — природные иммуномодуляторы. Они стимулируют пролиферацию лимфоидной ткани ЖКТ, усиливают фагоцитарную активность макрофагов, моноцитов, гранулоцитов, специфический гуморальный иммунитет, синтез цитокинов (у-ИФ, ИЛ-6, ФНО [18, 31, 41]. Влияние на обмен веществ определяется деконъюгацией желчных кислот, всех стероидов, что обеспечивает их многократную рециркуляцию. При снижении содержания би-фидофлоры желчные кислоты, стероидные гормоны теряются с фекалиями, что приводит к диарее, синдрому раздраженной толстой кишки (желчные кислоты обладают сильным местным раздражающим действием). Утрата стероидных соединений провоцирует развитие гормональной дисфункции, существенно снижает эффективность лекарственных препаратов, содержащих стероидные компоненты. Например, на фоне дисбактериоза неэффективны препараты на основе эстрогенов, андрогенов, прогестерона, так как действующее вещество теряется с фекалиями при первом прохождении кишечника. При уменьшении количества бифидоф-лоры изменяются водно-солевой, белковый, жировой, нуклеотид-ный, витаминный обмен, рН и анаэробиоз в кишечнике. Бифидобактерий продуцируют лизин, аргинин, валин, метионин, лейцин, тирозин, глютаминовую кислоту, витамины Вь В2, В6, В12, С, никотиновую, фолиевую кислоты и биотин, обеспечивают питание клеток толстой кишки—колоноцитов. При их дефиците снижается синтез витамина К, нарушается свертывание крови [23]. Под воздействием неблагоприятных факторов бифидофлора первой исчезает из ЖКТ [3, 62].
Сложность выбора эффективного прооиотика — донора бифидо-бактерий — связана с тем, что к роду Bifidobacterium в настоящее время отнесено 32 вида, различных по биохимическим, физиологическим, серологическим признакам, морфологии, виду животных, у которых они обитают. При видовой идентификации бифидобактерий у домашних животных и птицы выявлено, что преобладают виды В. adolescentis, В. globosum, В. termophilum. Нам не удалось выделить бифидобактерий вида В. bifidum, характерные для кишечника человека, которые часто используют для изготовления медицинских пробиотиков. Следовательно, предпочтительны качественные бифидосодержащие препараты ветеринарного назначения. Кроме того, бифидобактериями не могут быть обогащены гранулированные и консервированные готовые корма, так как эти микроорганизмы не выдерживают высокотемпературных обработок.
Лактобактерии (молочнокислые) бактерии. Это вторая по численности и значимости группа нормальной микрофлоры ЖКТ домашних животных, принадлежит к роду Lactobacterium [10, 14]. По мнению некоторых практикующих врачей, у взрослых собак, кошек, кроликов, морских свинок, а тем более у декоративных птиц лактобактерии не могут иметь существенного значения, так как эти животные во взрослом состоянии молоком не питаются. Это заблуждение (рис. 1), ведь свое название лактобактерии получили по способности продуцировать молочную кислоту, а не по субстрату. Напротив, эти бактерии играют очень большую роль. Они сдерживают рост и развитие псевдомонад, эшерихий, сальмонелл, шигелл, стрептококков, стафилококков, анаэробных бактерий, включая клостридий [30, 49]. Антагонистическая активность обусловлена синтезом органических кислот и бактериоцинов, которые фиксируются на специфических рецепторах возбудителей, изменяя структуру и проницаемость их клеточной стенки и вызывая в некоторых случаях ее лизис. Бактериоцины подавляют синтез микробного белка и ДНК, обладают противоопухолевым эффектом. Кроме того, лактобактерии продуцируют антимикробные вещества лантабиотики, которые малочувствительны к ферментам кишечника, а также низкомолекулярные органические соединения небелковой природы, которые активны в присутствии кислот или пероксида водорода.
Важнейший продукт метаболизма молочнокислых бактерий — пероксид водорода, бактерицидный эффект которого связан с окислением и разрушением клеточных белков аэробной флоры, что сдерживает ее численность. Усиление фагоцитарной активности макрофагов, захвата и катаболизма ими антигенов отмечено при пероральном, подкожном и интраперитонеальном введении живых лактобактерии, супернатантов, убитых культур и фрагментов их стенок. В условиях in vitro и in vivo молочнокислые бактерии стимулируют иммунитет, продукцию лизоцима, ИФ и ИЛ [19, 28]. Лактобактерии, как и бифидобактерий, активно участвуют в метаболизме, синтезе витаминов, аминов, биологически активных соединений.
К роду Lactobacterium к настоящему времени относят 44 основных вида. Еще 23 вида описаны, но таксономическое положение их точно не установлено. Большая часть штаммов лактобактерии, выделенных у домашних животных, отнесена к видам L. acidophilum, L. plantarum, L. helveticum [14, 22]. Способность к проявлению антагонистических и других свойств генетически детерминирована. Поэтому клиническая эффективность пробиотиков, включающих лактобактерии, зависит от выбора исходного варианта микроорганизма. Лактобактерии чувствительны к термической обработке.
Энтеробактерии. В норме основная часть энтеробактерий кишечника представлена эшерихиями. Если в пристеночном микробиоценозе доминируют лакто- и бифидобактерий, то эшерихий располагаются преимущественно в просвете и лишь отчасти примыкают к эпителию ворсин, активно участвуя в ферментативных процессах. Они продуцируют колицины, препятствуют росту других бактерий, в числе первых заселяют организм после рождения, доминируют у животных при снижении иммунитета, после облучения вызывают септицемию [36]. Этот вид имеет много серовариантов, различающихся по антигенной структуре, биохимической активности, степени патогенности. Непатогенные эшерихий могут быть включены в состав пробиотических препаратов [15].
Энтеропатогенные эшерихии — причина эшерихиоза (коли-бактериоза), который может протекать как сепсис, менингит, энцефалит, миелит, пиелонефрит, цистит, перитонит и т.д. Разнообразие клинических проявлений зависит как от возраста и резистентности макроорганизма, так и от вирулентности бактерий, их способности продуцировать токсические субстанции. У эшерихии широко представлены внехромосомные плазмиды, которые легко передаются как внутри собственной популяции, так и энтеробак-териям других видов, что ведет к распространению антибиотико-резистентности. В последнее время это стало серьезной проблемой. В ходе бактериологической диагностики нами установлено, что трудноподдающиеся лечению энтериты, простатиты, циститы у взрослых собак в г. Москве часто бывают вызваны гемолитическими штаммами эшерихии с очень высоким уровнем антибиотикорезистентности (2…3 активных препарата из 15…20 исследованных). У декоративных взрослых кроликов эшерихиозы могут протекать молниеносно с неожиданной гибелью животных в ночные часы. Патогенные штаммы эшерихии обладают адгезивностью к энтероцитам за счет поверхностных антигенов белковой природы [10]. Поэтому необходимым элементом как профилактики, так и лечения эшерихиозов является вытеснение возбудителей лакто- и бифидофлорой с восстановлением колонизационной резистентности, формируемой этими микроорганизмами.
Энтерококки. Представлены фекальными стрептококками, которых тоже относят к нормальной микрофлоре ЖКТ.
Фекальный энтерококк (Ent. faecium) — факультативный анаэроб, сохраняет активность и размножается в присутствии кислорода, не нуждается в условиях анаэробиоза, менее чувствителен к составу питательных сред, что упрощает его промышленное культивирование. Микроорганизм часто включают в состав пробиотиков и кормов, он широко распространен в природе (в фекалиях животных, птиц, человека, в почве и воде).
Антагонистическая активность связана с кислотообразующими свойствами, продукцией бактериоцинов, стимуляцией иммунокомпетентных клеток, образованием ИФ и ИЛ, активацией В-клеток, повышением синтеза IgA. Энтерококки в нормальном микробиоценозе кишечника человека и домашних животных составляют по численности третью или четвертую группу бактерий [12, 22]. Однако в медицине отмечена тревожная тенденция: резкое усиление патогенных свойств энтерококков на фоне роста их ферментативной активности и резистентности к антибиотикам. Способность вызывать гастроэнтериты, пневмонии, маститы, эндокардиты, менингиты, септицемию и другие заболевания привела к пересмотру бытовавших ранее взглядов о полной безопасности этих микроорганизмов. Более того, при миокардитах часто выявляют резистентные даже к ванкомицину формы энтерококков, что служит неблагоприятным прогностическим признаком (указывает на возможность смерти) в медицинских клиниках [21].
Бактероиды. Эта группа бактерий входит в состав нормальной микрофлоры ЖКТ, ротовой полости, верхних дыхательных путей, мочеполовых органов. Род Bacteroides включает в себя более 20 видов. В кислой среде бактероиды проявляют антагонизм по отношению к сальмонеллам, эшерихиям, другим микроорганизмам, играют существенную роль в колонизационной резистентности, в том числе и за счет синтеза бактериоцинов. Но недавние исследования свидетельствуют о возможности их участия в патологических процессах (энтеритах, некротических гепатитах, перитонитах, менингитах). Синергизм при развитии инфекционных процессов отмечен в отношении боррелий, микоплазм, стрептококков, стафилококков, пастерелл [13, 42].
Клостридии. В ЖКТ животных и человека всегда обнаруживают клостридий (до 35 видов). Их характерная особенность — способность к сапрофитному существованию в почве, ЖКТ человека и животных. Есть данные литературы о синтезе ими витаминов: никотиновой, фолиевой, пантотеновой кислот, рибофлавина. Считают, что отдельные виды клостридий являются наиболее древней регуляторной системой микроэкологии человека и животных [23]. Но клостридии могут стать и причиной заболеваний: на фоне гибели нормальной флоры при доминировании токсинообразующих клостридий развивается псевдомембранозный энтероколит, который часто заканчивается летально. Обычно такое состояние возникает после лечения антибиотиками (возможно через 7… 14 дней после окончания их применения).
Грибы. В состав нормальной флоры, заселяющей слизистые оболочки ЖКТ и респираторного аппарата, половых органов и кожи, всегда входят дрожжеподобные грибы рода Candida, которых насчитывается более 80 видов. Их относят к условно-патогенным микроорганизмам. При снижении общей или колонизационной резистентности макроорганизма развиваются кандидамико-зы, причем микроорганизмы могут проникать в организм хозяина через слизистые оболочки ЖКТ, поступать в кровь, а их эндотоксины вызывают поражение паренхиматозных органов.
Кишечный микробиоценоз — сложная экосистема, включающая в себя более 400 видов микроорганизмов [1, 23]. Изменения в этой ассоциации при неконтролируемом внесении отдельных микроорганизмов могут иметь непредсказуемые последствия и остаются недостаточно изученными. Перечисленные выше группы микроорганизмов составляют основную часть резидентной микрофлоры ЖКТ животных и птиц, причем только для бифидо- и лактобактерий прямое или косвенное участие в патологических процессах не установлено.
Факультативная (транзиторная) микрофлора. Кроме резидентной микрофлоры в ЖКТ встречаются транзиторные микроорганизмы. Среди них могут быть как сапрофиты, так и паразиты, способные вызывать тот или иной патологический процесс.
Бациллы. Это спорообразующие палочковидные бактерии рода Bacillus, большая часть которых является аэробами. В кишечнике чаще всего встречаются В. subtilis (сенная палочка), В. cereus, реже другие виды. Бациллы широко распространены в окружающей среде. В ЖКТ постоянно поступают преимущественно с растительной пищей, а их споры — с кормами, прошедшими термическую обработку. Обладают выраженными протеолитическими свойствами, являются активными антагонистами и природными источниками большого числа антибиотических субстанций.
Стафилококки. Эпидермальный (Staph. epidermidis) — условно-патогенный вид — и сапрофитный (Staph. saprophiticus) стафилококки относятся к постоянным обитателям кожного покрова животных; в ЖКТ попадают постоянно при вылизывании кожи и шерсти. Патогенный вид стафилококка (Staph. aureus) из фекалий здоровых животных практически не высевается.
Многие представители транзиторной флоры — клебсиеллы, псевдомонасы, протей, стафилококки, спирохеты, цитробактеры, энтеробактеры, плесневые грибы и др. — на фоне пониженной колонизационной резистентности или ослабления общей иммуноре-активности организма могут избыточно размножаться в ЖКТ и вызывать заболевания [12, 38].
В последние годы большие успехи достигнуты в изучении микробных популяций, образующих биопленки, зоогели, флоки. Им свойствен бактериальный альтруизм: при недостатке питательных веществ часть популяции гибнет в результате апоптоза. За счет структурных компонентов погибших клеток питается оставшаяся часть популяции, что и обеспечивает ее жизнеспособность. Важная особенность — наличие у микроорганизмов «биологических часов», которые зависят от плотности клеточной популяции. По мере развития колоний образуются и накапливаются сигнальные молекулы, что обеспечивает синхронизацию поведения отдельных клеток [2]. Именно за счет накопления сигнальных молекул грамотрицательные бактерии (в том числе Salmonella и Е. coli) периодически формируют клетки-швермеры. Последние имеют жгутики, способны к центробежной миграции, что и приводит к генерализации патологического процесса. Существует генетический триггер, переключающий клетки с синтеза белков поздних стадий клеточного деления на синтез белка жгутиков (флагеллина) и таким образом детерминирующий взаимопревращение швермеров и делящихся вегетативных клеток [53, 55]. Происходит чередование нескольких процессов: рост и деление вегетативных клеток (латентная фаза перед очередным формированием швермеров); массовое формирование центробежно мигрирующих швермеров; превращение швермеров в вегетативные клетки с образованием очередной террасы (стадия консолидации). Интересен тот факт, что по агару, не занятому растущей колонией, могут перемещаться только группы швермеров. Одиночные клетки, вышедшие за пределы колонии, теряют подвижность, если их не «подхватит» та или иная группа швермеров [53]. Такая коллективная форма взаимовлияния микробных клеток характеризуется термином «эффект кворума» и регулирует дифференцировку клеток, образование структур надколониального уровня типа внеклеточного матрикса [2, 48]. Многие биологически активные вещества, продуцируемые микробными популяциями, гомологичны биологически активным веществам, гормонам и гистогормонам высших животных [2, 46, 57, 58].
Эффект кворума микроорганизмов, в том числе патогенных, имеет важное значение в понимании закономерности действия антимикробных препаратов [32, 35, 58]. В результате применения антибиотиков патогенные бактерии могут получать мутацию по важным для онтогенеза признакам, что обеспечивает химиотерапевтический эффект. Описано, что мутант Е. coli с поврежденным антибиотиком геном ДНК-полимеразы I в первые часы после применения антибиотика формирует аномальные микроколонии из нитевидных клеток. Но исследования показали: если рядом находятся зрелые нормальные колонии патогенного микроорганизма, то они выделяют диффундирующие химические факторы коммуникации. Под их воздействием мутантные микроорганизмы находят пути преодоления дефекта и через ряд пассажей становятся морфологически и функционально не отличимыми от обычных. Взрослые колонии заставляют молодые быстро приобретать признаки зрелости [55]. Поэтому так важно, чтобы в кишечнике домашних животных, как и у человека, преобладала нормальная микрофлора, что является одним из важнейших условий нормального роста, развития, долголетия [64].
На количественное разнообразие, соотношение в микробиоценозе резидентной и транзиторной микрофлоры влияют возраст, тип кормления, факторы внешней среды, наличие заболеваний, применение лекарственных препаратов. Если внешние воздействия (химиотерапевтические препараты, пестициды, токсины, стрессы, вирулентные микроорганизмы и т.д.) по интенсивности превышают компенсаторные механизмы, то в микробиоценозах начинает преобладать транзиторная микрофлора, что ведет к развитию дисбак-териозов [1, 3]. Таким образом, макроорганизм и населяющая его микрофлора — это взаимозависимые части единой системы, что с экологических позиций служит проявлением симбиоза с его различными формами (комменсализм, мутуализм, паразитизм и т.п.). Конкурентно-антагонистические свойства нормальной микрофлоры играют важную роль в функционировании единой экологической системы животный организм — окружающая его среда.
Глава 2
ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ НОРМАЛЬНОЙ МИКРОФЛОРЫ КИШЕЧНИКА
Бактериальная флора ЖКТ необходима для нормального развития макроорганизма: результаты исследований в области клинической физиологии микробиоценоза кишечника доказывают ее широчайшее участие в процессе пищеварения, обмене веществ, а также значение ее нарушений в формировании многих патологических состояний.
Нормофлора ЖКТ проявляет антагонизм по отношению к патогенной и условно-патогенной микрофлоре, что обеспечивает колонизационную резистентность. Механизмы реализации этого важного свойства разнообразны. Один из них — нормальная (резидентная) микрофлора способна находиться в тесном контакте со структурами кишечной поверхности, что обеспечивает конкуренцию с другими бактериями за место связывания на энтероцитах. На поверхности слизистой оболочки кишечника формируется защитная микропленка, состоящая из представителей нормофлоры, образуемых ими экзополисахаридных комплексов, а также гликокаликса и муцина энтероцитов [1, 14, 23, 24, 42, 44].
Нормофлора ЖКТ влияет на формирование местного иммунитета слизистой оболочки кишечника, прежде всего толстой кишки. Она ингибирует адгезию патогенных бактерий к слизистой оболочке кишечника. Клинико-экспериментальными исследованиями установлено, что снижение количества нормальной микрофлоры в толстой кишке влечет за собой стремительное уменьшение численности клеток, продуцирующих IgA, который активно участвует в местном иммунитете. При этом продемонстрировано, что содержание в плазме крови общего белка, а-, р- и у-глобулинов как у безмикробных животных, так и у больных с дефицитными формами дисбактериоза кишечника ниже нормы [49, 52]. При недостатке в бактериальном спектре толстой кишки бифидобакте-рий даже при нормальном фагоцитозе у микро- и макрофагов гидролиз ими антигенов замедляется. Стимуляция активности макрофагов, иммунокомпетентных структур слизистой кишечника особенно важна в первые месяцы жизни [8, 19, 26, 38, 41].
Нормофлора ЖКТ стимулирует продукцию ИФ, цитокжов, лизоцима, пропердина — активных регуляторных участников реакций иммунного ответа. Микрофлора кишечника синтезирует ряд биологически активных веществ, способствующих разрушению аллергенов, участвует в феномене «взаимной молекулярной мимикрии»: бактерии приобретают рецепторы и некоторые другие антигенные свойства, присущие эпителиоцитам слизистой оболочки кишки, а эпителий кишечника приобретает бактериальные антигены. Это повышает эффективность целого ряда механизмов местной иммунной защиты [11, 38, 49, 56, 60].
Нормофлора ЖКТ стимулирует пролиферацию плазматических клеток и гуморальные иммунные реакции. У безмикробных животных в сыворотке крови значительно меньше содержится IgG, в кишечнике отсутствуют плазматические клетки, продуцирующие IgA, снижены активность супрессорных макрофагов, естественных киллеров, образование антител в ответ на стимуляцию антигенами. Захват антигенов в толстом кишечнике ведет к миграции иммунокомпетентных лимфоцитов в другие ткани, в том числе в респираторную систему, урогенитальный тракт, то есть обеспечивает профилактику заболеваний не только пищеварительной, но и других систем [19, 45, 60]. Иммуномодулирующие свойства обнаружены у бактериальных липополисахаридов, полисахаридов, белков, пептидов и их комплексов с различными веществами и метаболитами [9, 27, 28, 29, 41, 51].
Фрагменты клеточных стенок грамположительных бактерий (пептидогликаны) регулируют иммунный статус хозяина, оказывают адъювантный, митогенный эффект, активируют комплемент, индуцируют выработку специфических антител [18, 60]. При доминировании условно-патогенных грамотрицатедьных бактерий, их логарифмическом росте либо при массивной гибели из-за воздействия антибиотиков или недостатка необходимых питательных компонентов Л ПС клеточной стенки высвобождаются. Они оказывают широкий спектр биологического действия на организм хозяина, многие из них в больших дозах токсичны, и их рассматривают как эндотоксины грамотрицательных бактерий [11,25,27,42].
Кроме механизмов местного иммунитета, регулирующих микрофлору кишечника, предупреждать рост определенных популяций патогенной микрофлоры могут продуцируемые нормальной микрофлорой вещества с антагонистическими свойствами. Молочнокислые бактерии образуют бактериоцины — белки с низкой молекулярной массой, которые, как правило, активны в кислой среде и характеризуются узким спектром действия. Они могут быть чувствительными или устойчивыми к нагреванию [14, 23, 41]. Бифидобактерии, бактероиды продуцируют антимикробные субстанции [13, 18, 25, 31, 64]. Эшерихии образуют колицины, энтеробактерии — микроцины (пептидные антибиотики с низкой молекулярной массой и широким спектром антимикробной активности). Представители рода Bacillus активно продуцируют антибиотики. В фармацевтической промышленности на их основе производят такие препараты, как полимиксины, бацитрацин, грамицидин, субтилин, бутирозин, тироцидин. Обычно они устойчивы к действию пептидаз и протеаз животного и растительного происхождения, а также кислот [8, 18, 20].
Микроорганизмы ЖКТ продуцируют большое количество других разнообразных по химическому составу соединений, проявляющих антимикробную активность: летучие и другие органические кислоты, пероксид водорода, диацетил. Лактобактерии, энтерококки, бациллы, бифидобактерии, другие микроорганизмы продуцируют лизоцим и подобные ему субстанции. Лизоцим проявляет антимикробный эффект за счет расщепления пептидогликанов грамположительных бактерий [8].
Колонизационная резистентность также ограничивает размножение представителей кишечной микрофлоры вне мест их обитания. При снижении колонизационной резистентности нарушается равновесие качественного и количественного состава микробиоценоза. Увеличивается рост отдельных популяций микроорганизмов, которые колонизируют кожный и слизистый покровы, расширяется ареал распространения условно-патогенной микрофлоры, включая транслокацию во внутренние органы, что вызывает гнойно-воспалительные процессы, септицемию. Усиливается передача факторов антибиотикорезистентности и патогенности между сообществами бактерий. Нормальная микрофлора хозяина способна блокировать инфекционный процесс, но ее дисбаланс может быть причиной заболеваний, источником секунд арных инфекций. Микрофлора ЖКТ существенно влияет на микробиоценоз остальных биотопов [ 1, 12, 26, 32, 41].
Нормофлора кишечника существенно влияет на структурные и функциональные характеристики кишечника и других органов. У безмикробных животных на 10…30 % меньше общая поверхность кишечника, тоньше собственная пластина стенки тонкой кишки, процесс обновления энтероцитов замедлен, снижена митотическая активность в криптах. Длина подвздошной кишки у них меньше, слепой — резко увеличена. При тяжелых формах дисбак-териоза отмечены гиперпластические процессы в слизистой оболочке толстой кишки, нередко переходящие в онкологические заболевания [25, 29, 36].
Нормофлора кишечника служит важным звеном в процессах пищеварения и метаболизма. Бифидобактерии, бактероиды, пептострептококки, клостридии образуют большое количество ферментов, которые участвуют в процессах пищеварения. Они преобразуют пектины и другие сложные углеводы с синтезом Сахаров, аминокислот, минеральных веществ, органических кислот: молочной, уксусной, пропионовой, в меньшей степени масляной, янтарной и муравьиной. Известно, что ЛЖК оказывают антимикробное действие и активно участвуют в регуляции микробиоценоза пищеварительного тракта, улучшают абсорбцию натрия, калия, хлора и воды, активно поддерживают водный, электролитный, кислотно-основной баланс макроорганизма. Двухвалентные ионы кальция, магния, цинка, железа, меди, соединяясь с молочной кислотой, образуют растворимый лактат — соединение, оптимальное для всасывания в кишечнике. ЛЖК обеспечивают энергией клетки слизистой толстой кишки, а у жвачных животных — до 70 % потребности в энергии [30, 34, 37, 39]. За счет продуцируемых микрофлорой ЛЖК и бикарбоната поддерживаются анаэробиоз в ЖКТ и рН химуса. Микроорганизмы ЖКТ (в первую очередь бифидо- и лактобактерии, бактероиды) активно синтезируют белок. В качестве субстратов они используют аммиак, диоксид углерода, органические кислоты. В результате лизиса бактерий под действием лизоцима, трипсина и других ферментов в кишечнике высвобождается большое количество аминокислот и субстанций, включающихся в обмен макроорганизма. Облигатные и факультативные анаэробы с помощью внеклеточных бактериальных липаз участвуют в гидролизе липидов. Из ацетата они образуют длинно-цепочечные жирные кислоты, в том числе пальмитиновую. У бифидобактерии, бактероидов, других анаэробов установлена эндонуклеазная активность, обеспечивающая метаболизм нуклеиновых кислот слущенных энтероцитов и лизированных микроорганизмов [43, 47].
У безмикробных животных в содержимом слепой кишки снижено количество хлоридов и бикарбоната. Способность к всасыванию воды и ионов у них уменьшена вследствие того, что в кишечнике накапливаются осмотически активные вещества, муцин. Это значительно увеличивает объем фекальных масс и снижает диурез. В норме бифидобактерии, фузиформные бактерии, бактероиды, стрептококки обеспечивают биодеградацию муцина, используют его в качестве источника энергии [3, 29, 37, 40, 44].
Газообразные продукты микробного метаболизма используются в пластических процессах микроорганизмов и хозяина, стимулируют моторику, выделяются во внешнюю среду с воздухом и фекалиями. Образование газов в ЖКТ зависит от состава микрофлоры и характера рациона. При нарушениях микроэкологии кишечника появляется флутуленция (образование газов с неприятным запахом), изменяется пассаж содержимого: возникают запоры либо диспептический синдром. Летучие соединения, образующиеся в результате жизнедеятельности микрофлоры ЖКТ, кожи и слизистых, важны для поведенческих реакций животных [3, 26, 29].
Нормофлора ЖКТ участвует в нейтрализации токсинов эндогенного и экзогенного происхождения: инактивации гистамина, продуктов белкового обмена (индола, скатола, фенола), что предохраняет слизистую оболочку кишечника от воспалительно-дистрофических изменений, подавляет гиперпластические процессы, лежащие в основе канцерогенеза. Благодаря широкому спектру ферментативной активности нормофлора ЖКТ способна к гидролизу гликозидов, глюкуронидов, сульфаматов, амидов, нитратов, эфиров, биодеградации различных токсических соединений, включая микотоксины [26, 33, 42].
Нормофлора ЖКТ обеспечивает биотрансформацию и кишечно-печеночную рециркуляцию многих биологически активных соединений и гормонов. При участии бактерий родов Bifldobacterium, Lactobacillus, Streptococcus, Bacteroides, Clostridium, Eubacterium осуществляется деконъюгация желчных кислот с образованием свободных желчных кислот, глицина и таурина, которые затем реабсорбируются [61, 63]. Эстрогены, гестагены, кортикостероиды, андрогены экскретируются с желчью в виде конъюгатов с глюкуроновой кислотой или сульфатом [57]. В толстом кишечнике они подвергаются гидролизу под действием ферментов лактобактерий, эубактерий, энтерококков, бактероидов, клостридий и некоторых других микроорганизмов. Высвобождающиеся гормоны подвергаются обратному всасыванию. Микробная трансформация и реабсорбция через печеночную вену характерны для желчных пигментов, фолиевой кислоты, витамина В12, протопорфирина, метаболитов витамина D и т.д. Холестерин метаболизируется кишечными бактериями до копростанола, копростанона, холестенона [24, 27,41, 43, 46, 54, 56].
Нормофлора ЖКТ продуцирует разнообразные физиологически активные субстанции, гормоноподобные соединения, медиаторы, контролирующие пищеварение и обмен веществ организма хозяина [24, 27, 32, 46]. Она синтезирует тиамин, рибофлавин, пиридоксин, никотиновую, фолиевую, пантотеновую кислоты, биотин, цианокобаламин, витамин К. Витамин BJ2 (цианокобаламин) синтезируется только микроорганизмами (пропионовокислыми бактериями, эубактериями, битурибактериями и некоторыми другими), причем наиболее интенсивно в анаэробных условиях у моногастричных животных в толстом кишечнике [24, 61, 63]. При недостатке цианокобаламина на фоне дисбактериозов могут -возникать гематологические, неврологические нарушения. У безмикробных животных нарушен гемопоэз, уменьшено число лейкоцитов и лимфоцитов в крови, изменены размеры и функция надпочечников, поджелудочной, щитовидной железы, яичников, гипофиза, концентрации инсулина и гастрина в плазме и тканях снижены [57]. У безмикробных мышей уменьшена продолжительность жизни, снижена репродуктивная способность [10, 24].
Имеются сообщения об образовании кишечными микроорганизмами активаторов и ингибиторов трипсина, щелочной и кислой фосфатаз, у-аминомасляной, изовалериановой кислот, аноректической субстанции [57, 61, 63, 64], брадикардина, простагландинов, серотонина, гистамина, других биологически активных соединений [23, 64]. Они влияют как на нейромышечную регуляцию кишечника, так и на центральную и вегетативную нервную систему животных и человека. Пищеварительный тракт по содержанию регуляторных аминов, пептидов и нейропептидов стоит на втором месте после ЦНС [2, 23]. Доказано участие микрофлоры различных биотопов организма в патогенезе аллергических состояний [23, 43, 49].
Среди множества функций нормальной микрофлоры можно выделить наиболее значимые с точки зрения физиологии:
• кишечный микробиоценоз — один из неотъемлемых компонентов пищеварения. Он функционально связан с ферментативным гидролизом корма. Расстройства данного механизма в определенной степени снижают эффективность пищеварения, неблагоприятно отражаются на многих сторонах метаболизма;
• микробиоценоз кишечника следует рассматривать как один из важных местных регуляторных механизмов морфофункциональной целостности и адаптационно-компенсаторной реактивности ЖКТ. Развитие дисбактериоза супрессирует, а в тяжелых случаях выключает или извращает регенерацию, кишечную проницаемость, всасывание, синхронизацию моторно-эвакуаторной деятельности, инициируя клинические проявления патологических состояний;
• регуляторная роль бактериальной флоры кишечника выходит далеко за пределы ЖКТ. Ее участие в синтезе и рециркуляции большого спектра гормонов, биологически активных веществ определяет влияние кишечного микробиоценоза на многие органы и системы целостного организма. Велика и важна патогенетическая значимость кишечных дисбиотических процессов в возникновении и прогрессировании внекишечных функциональных и даже вторичных органических нарушений;
• кишечная бактериальная флора представляет собой важнейший элемент защиты организма. Ее влияние распространяется не только на все функциональные и анатомические зоны ЖКТ (конкуренция с патогенной микрофлорой, угнетение гиперпластических тканевых процессов, инактивация токсичных веществ в кишечнике и многие другие), но и на организм в целом за счет прямого и опосредованного участия в иммуногенезе, биодеградации и выведении из организма токсикантов экзо- и эндогенного происхождения.
Расстройство функций микрофлоры, наблюдаемое при развитии кишечного дисбактериоза, формирует различные по степени тяжести субклинические и клинические патологические процессы, снижает протективную способность слизистой оболочки кишечника ко многим факторам экзо- и эндогенной агрессии.
Глава 3
ВОЗРАСТНЫЕ КОЛЕБАНИЯ КИШЕЧНОГО МИКРОБИОЦЕНОЗА
Микробиоценоз фецес был изучен у клинически здоровых щенков в возрасте 1…30 дней (из разных пометов, полученных от самок без гинекологической и другой патологии, имевших нормальные условия содержания и кормления), 1…6 мес, 7… 12 мес, а также у взрослых собак без признаков патологии в возрасте 1…5лет, 6…10 и старше Шлет. Бактерии идентифицировали в соответствии с классификационной системой Берджи (1984).
Уже в 1-е сутки жизни у 100 % щенков в фецес были обнаружены эшерихии, у!5% — энтерококки, лишь у 58,3 % — лактобактерии. К 5-м суткам спектр микроорганизмов расширился (табл. 2). Кроме вышеперечисленных микроорганизмов у 83,3 % животных высевали бифидобактерии (5,36 ±0,812 lg/r), у 41,7 % — дрожжи и плесени (1,59 ± 0,063 lg/r). В этом возрасте у щенков преобладали эшерихии и энтерококки (обнаружены у 100 % животных: 8,34 ±0,759 lg/r и 7,19 ±0,396 lg/r соответственно). Из всех проб фецес удалось выделить и лактобактерии (6,27 ± 0,430 lg/r).
С 10-дневного возраста бифидо- и лактобактерии, эшерихии и энтерококки были выявлены у 100 % щенят, причем количество указанных групп бактерий увеличилось до 7,14±0,405 lg/r и 6,82+0,581 lg/r соответственно, в то время как содержание эшерихии и энтерококков уменьшилось. Дрожжи и плесени высевали у 58,3 % здоровых щенят в возрасте 10 дней (2,53+0,392 lg/r). Кроме того, у 41,7 % животных были выделены лактозонегативные энтеробактерии (не относящиеся к роду Proteus) — (2,0+0,30 lg/r), у 75 % — аэробные бациллы (2,26±0,37 lg/r), у 33,3 % — стафилококки (1,72+0,135 lg/r). Следовательно, в этот период у щенков микробиоценоз ЖКТ богат и представлен бактериями разных родов.
Увеличение числа лакто- и бифидобактерий имеет важнейшее физиологическое значение. За счет адгезивных свойств и специфических рецепторов эпителиальных клеток кишечника эти бактерии формируют биопленку на поверхности слизистых оболочек, предотвращая прикрепление посторонних микроорганизмов. Антагонистическая активность лакто- и бифидобактерий коррелирует со способностью формировать хорошо выраженный гликокаликс (содержащую полисахариды структуру, располагающуюся вне бактериальной клетки и служащую аттрактантом разнообразных органических и неорганических соединений за счет ионного обмена) [29].
С 10-х по 15-е сутки у щенков отмечали дальнейший рост числа бифидо- и лактобактерий до 7,30 + 0,641 lg/r и 7,04 ± 0,833 lg/r соответственно. Количество эшерихий и энтерококков продолжало снижаться и составило к 15-дневному возрасту 7,63 ± 0,460 lg/r и 6,37 ±0,519 lg/r соответственно. Число лактозонегативных энте-робактерий практически не изменилось. Незначительно увеличилось число аэробных бацилл (2,81 ±0,185 lg/r у 83,3 % животных). Частота обнаружения в фекалиях стафилококков возросла до 50 %, но они высевались в небольших количествах (1,94 ± 0,204 lg/r). Дрожжи и плесени с 15-дневного возраста выделяли у 100 % животных в количестве 2,37 ± 0,272 lg/r.
К 20…25-дневному возрасту количественный и качественный состав микрофлоры фекалий щенков практически стабилизировался. Число бифидобактерий к этому возрасту составило 8,62 ± 0,495 lg/r, лактобактерий — 7,35 ± 0,762 lg/r, эшерихий — 7,36 ± 0,602 lg/r, энтерококков — 6,52 lg/r. Число высеваемых лактозонегативных энтеробактерий, аэробных бацилл, стафилококков, дрожжей и плесеней в этом возрасте по сравнению с 15-дневным существенно не изменилось.
Следует отметить, что сам факт выявления стафилококков и грибов в фецес без дальнейшего их типирования не служит основанием для постановки диагноза на стафилококкоз или микоз и назначения химиотерапевтических препаратов. Представители нормальной микрофлоры, формируя колонизационную резистентность, препятствуют чрезмерному размножению этих и других представителей патогенной и условно-патогенной групп. Нормальный кишечный микробиоценоз, характеризующийся преобладанием бифидо- и лактобактерий, окончательно устанавливается у щенков в нормальных условиях лишь к 20…25-дневному возрасту. До этого времени в кишечнике преобладают эшерихий, энтерококки и другие аэробные и факультативно-анаэробные бактерии, которые не способны эффективно выполнять многие физиологические функции, в том числе обеспечивать надежную колонизационную резистентность. Фактически можно говорить о том, что первые 3 нед жизни у щенков наблюдают «естественный дисбактериоз», связанный с особенностями становления кишечной микрофлоры. Данные по изменению состава кишечной микрофлоры у клинически здоровых собак последующих возрастов приведены в таблице 3.
В возрасте от 1 до 6 мес у щенков преобладали бифидобактерий (9,04 ± 0,638 lg/r), вторыми по численности были лактобактерий (8,38 ±0,539 lg/r), третьими — эшерихий (7,89 ± 0,451 lg/r), четвертыми — энтерококки (7,59 ± 0,451 lg/r). У всех животных этой возрастной группы обнаружили аэробные бациллы (4,18 ± 0,613 lg/r), дрожжи и плесени (3,69 ± 0,817 lg/r). У 42,9 % выделяли лактозонегативные энтеробактерий (4,7 ± 15,32 % общего числа энтеробактерий), у 14,3 % — грибы рода Candida (1,85 lg/r), а у 28,6 % — стафилококки (3,18 ± 0,572 lg/r).
У собак 7… 12-месячного возраста существенных отличий в качественном и количественном составе микрофлоры фекалий по сравнению с 1…6-месячными животными не наблюдали. В 1…5-летнем возрасте соотношение и количество бифидо-, лактобактерий, эшерихий, энтерококков, аэробных бацилл, дрожжей, плесеней оставалось близким к показателям предыдущих возрастных групп. Однако к 5 годам у 27,3 % животных были обнаружены эшерихий со слабой лактазной активностью (5,7 ± 10,61 % общего числа эшерихий), а у 9,1 % — гемолитические эшерихий (5 % их общего числа). В 27,3 % случаев выделены бактерии рода Proteus (1,05 ± 0,031 lg/r). Частота обнаружения грибов рода Candida возросла до 54,5 % при абсолютном их количестве 3,61 ± 0,443 lg/r фекалий.
В группах животных от 6 до 10 лет и старше прослеживалась тенденция к уменьшению числа бифидо- и лактобактерий до 8,04 ± 0,481…7,11 ± 0,617 lg/r и 7,45 ± 0,615…6,67 ± 0,744 lg/r соответственно. Вместе с тем увеличивалось количество эшерихий до 8,08 ± 0,805 и 8,54 ± 0,649 lg/r соответственно. Следовательно, у 6… 10-летних собак количество бифидо- и лактобактерий примерно равно количеству эшерихий, а у животных старше 10 лет эшерихий, как и в первые недели жизни, начинают преобладать в толстом отделе кишечника. При этом у 60 % собак в возрасте 6… 10 лет и у 100 % в возрасте старше 10 лет обнаружены эшерихий со слабой лактазной активностью (соответственно 9,4 ± 17,15 % и 12,6 ± 24,38 % общего числа эшерихий). Аналогичную тенденцию наблюдали и при исследовании лактозонегативных энтеробактерий (15,4 ±46,66…16,0 ± 7,8%). У 60…66,7% животных данных возрастных групп выделяли бактерии рода Proteus (1,08 ± 0,027… 1,53 ± 0,045 lg/r). Увеличилось и количество высеваемых спорообразующих аэробных бактерий (4,42 ± 0,536… 4,78 ± 0,728 lg/r), стафилококков (3,90 ± 0,292…4,57 ± 0,386 lg/r), дрожжей и плесеней (3,39 ± 0,520…4,52 ± 0,635 lg/r).
Таким образом, у собак с возрастом снижается число лакто- и бифидобактерий, которые перестают преобладать в кишечном микробиоценозе. Указанную тенденцию начинают наблюдать с 5…6 лет, что совпадает с началом возрастных изменений, в том числе в гормональной регуляции, и отчетливо выявляется у всех собак в возрасте 10 лет и старше.
Первым критическим периодом у собак с точки зрения возможного развития дисбактериоза является возраст до 30 суток. У здоровых самок плоды в матке не контаминированы микроорганизмами до начала родов. Первую порцию микрофлоры плод получает при прохождении через родовые пути, и это играет роль эволюционно закрепленной расплодки. Микрофлора родовых путей здоровых самок во многом сходна с таковой в ЖКТ (в норме преобладают лакто- и бифидобактерий, обнаруживаются энтерококки, стафилококки, реже и в меньшем количестве — энтеробактерии). Источниками микроорганизмов для новорожденных щенков служат также шерстный покров, кожа матери и окружающие предметы, так как все это они активно облизывают после появления сосательного рефлекса. Бифидобактерий высеваются из фецес новорожденных щенков несколько позже других микроорганизмов и доминируют лишь с 20-х суток (рис. 2). Подобные закономерности выявлены нами у других животных, а также описаны у человека [3].
Бифидобактерии менее устойчивы во внешней среде, у них более длительный период роста и адаптации в кишечнике. Резервуар бифидобактерии — только родовые пути матери и ее кишечник, в то время как другие микроорганизмы, включая условно-патогенные, могут длительно сохранять жизнеспособность в присутствии кислорода во внешней среде, на коже и шерсти животных. При плохих санитарных условиях именно они в большом количестве попадают в организм новорожденных.
Так как бифидобактерии — строгие анаэробы, то они начинают расти только при достаточно низком окислительно-восстановительном потенциале среды. Считают, что более раннее заселение факультативных анаэробов, в частности лактобактерий, способствует связыванию определенных количеств кислорода, что создает благоприятные условия для роста бифидофлоры [47].
Почему в норме бифидобактерии и в дальнейшем преобладают? Один из важнейших факторов в контроле численности и состава бактериальных популяций — конкуренция за питательные субстраты, которые могут быть использованы при низком окислительно-восстановительном потенциале кишечника в присутствии метаболических ингибиторов, образуемых микроорганизмами. Важно, что благодаря ферментам бифидобактерии легко и быстро используют полисахаридно-белковые компоненты слизи, образуемой бокаловидными клетками кишечника. Это создает для них преимущество, так как большая часть условно-патогенных и патогенных микроорганизмов такой способности лишена [44, 45]. Именно поэтому бифидобактерии размножаются в пристеночном слое нижних отделов кишечника, обеспечивая колонизационную резистентность [31, 47]. Они легко используют низкомолекулярные гликопротеиды, подавляя рост и размножение многих клостридий, для которых эти субстраты служат основным источником энергии. Один из факторов, предотвращающих колонизацию кишечника сальмонеллами, — низкая способность последних к конкуренции с представителями нормальной флоры за аргинин, серин, треонин и аспарагиновую кислоту [31, 44, 45]. Впоследствии пребиотиками (субстратами) для нормальной микрофлоры становятся трудноферментируемые волокна кормов (пектины, гликозаминогликаны хрящей, фрагменты клеточных оболочек и др.).
Важно, что нормальная анаэробная микрофлора в процессе метаболизма образует в просвете кишечника большое количество короткоцепочечных кислот. Лакто- и бифидобактерии — сахаро-литические микроорганизмы и получают энергию сбраживанием углеводов. Однако этот процесс у них протекает своеобразно. Только группа бифидобактерии преобразует глюкозу фруктозо-6-фосфатным путем. Основными продуктами метаболизма служат уксусная и L+ изомер молочной кислоты в соотношении 3:2. Образование уксусной и молочной кислот в примембранном слое кишечника — один из основных факторов антагонистической активности бифидофлоры. Эти кислоты легко проникают внутрь бактерий, подавляя их рост при меньших значениях рН, но не угнетают саму бифидофлору [31].
У новорожденных щенят, как и у других млекопитающих, содержание ЛЖК в меконии низкое (близко к таковому у безмикробных животных). Известно, что при содержании ЛЖК в фецес около 40…45 мкмоль/г количество условно-патогенных энтеро-бактерий может увеличиваться до 5 lg/r. При заселении кишечника лакто- и бифидофлорой с увеличением концентрации кислот вдвое этот показатель снижается до 2 lg/r [22]. Антимикробный эффект ЛЖК — один из важнейших механизмов снижения или предотвращения колонизации кишечника псевдомонадами, клебсиеллами, протеем, морганеллами, эшерихиями, представителями рода Clostridium. Ацидофильная палочка и бифидобактерии образуют разные антагонистические факторы, которые оказывают синергетическое действие. Из культуральной жидкости бифидобактерии выделены бактерицидные вещества, которые выдерживают нагревание при 100 °С в течение 30 мин, сохраняют активность при 4…5 °С в течение 3 мес, подавляя развитие многих энтеробак-терий, вибрионов, стрепто- и стафилококков. Выделен также нуклеотид с антагонистическим действием на метициллинустойчивые стафилококки [45].
Становление нормобиоза важно и для метаболизма желчных кислот. Их деконъюгация обусловлена ферментативной активностью нормальной микрофлоры. У образующихся свободных желчных кислот выражена антимикробная активность, их бактериостатические и бактерицидные концентрации создаются лишь при нормальном кишечном микробиоценозе. Благодаря нормальной микрофлоре увеличивается скорость обновления энтероцитов, усиливаются подвижность ворсинок и перистальтика, что способствует механическому удалению нежелательных бактерий и веществ из организма хозяина [3, 12, 23].
Проведенные исследования свидетельствуют о том, что подобная динамика становления кишечного нормобиоза характерна и для новорожденных животных других видов, то есть ее можно считать биологической закономерностью. В сочетании с недостаточно выраженной иммунной реактивностью это способствует возникновению у новорожденных кишечных инфекций, токсикозов и другой патологии. Следует также отметить, что микрофлора кишечника насчитывает десятки видов, которые взаимодействуют между собой. Огромное влияние на биоценоз кишечника оказывают организм хозяина, характер кормления, состав молока матери в подсосный период: наличие в нем колостральных антител против возбудителей бактериальных и вирусных инфекций, лактоферрина, лизоцима, сиаловых кислот, содержащих олигосахариды, других ингредиентов [22].
Таким образом, становление нормальной флоры протекает постепенно и имеет очень большое значение для развития и здоровья щенков. Многолетний опыт работы свидетельствует о том, что для преодоления дисбактериоза новорожденных, раннего становления нормобиоза ЖКТ, профилактики бактериальных инфекций и лучшего развития помета следует назначать пробиотики — эффективные доноры лакто- и бифидофлоры не новорожденным щенкам, а самкам — начиная с периода беременности. Согласно результатам наших исследований у собак без признаков патологии, которые не подвергались существенным медикаментозным и оперативным воздействиям, относительно стабильный нормальный состав кишечной микрофлоры поддерживается в среднем до 5 лет (рис. 3). Более чем у 25 % исследованных собак г. Москвы число лакто- и бифидобактерий уменьшено. В возрасте старше 10 лет манифестная или субклиническая форма дисбактериоза какой-либо степени присутствовала у 100 % животных.
Очевидно, что при отсутствии необходимого количества нормальной микрофлоры в местах ее естественного обитания колонизационная резистентность снижается. Увеличивается число микроорганизмов, относящихся к условно-патогенным группам. Расширяется их спектр с возможной транслокацией из кишечника во внутренние органы и различные ткани, что нередко вызывает очаговые гнойно-воспалительные процессы и даже септицемию. Возрастает возможность колонизировать кожу и слизистые оболочки организма хозяина. Усиливаются процессы рекомбинантной изменчивости, к особо нежелательным последствиям которой следует отнести обмен генов антибиотикорезистентности и патогенности между бактериями. Изменяется (чаще всего расширяется) ареал существования аэробных и анаэробных бактерий, они появляются вне мест своего естественного обитания [37, 42, 54, 56, 64]. Длительное бактерионосительство патогенных антибиотикоустойчивых микроорганизмов, повышенная врожденная чувствительность к инфекционным агентам также могут быть следствием нарушения колонизационной резистентности. Исходя из этого, а также учитывая физиологическую значимость нормальной микрофлоры кишечника, очевидно, что, начиная с 5…6-летнего возраста даже клинически здоровым животным необходима профилактическая коррекция кишечной микрофлоры, чтобы увеличить количество основных физиологически значимых групп бактерий (в первую очередь бифидо- и лактобактерий). Старым собакам в обязательном порядке нужно давать доноров нормальной микрофлоры.
Глава 4
ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И МИКРОБИОЛОГИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ РАЗЛИЧНЫХ СТАДИЙ ДИСБАКТЕРИОЗА
На состав микрофлоры ЖКТ и других естественных биотопов влияют многочисленные факторы: возраст, генетические особенности, физиологическое состояние организма хозяина, кормление, стрессы, агрессивные воздействия окружающей среды, различные заболевания, иммунодефицитные состояния, применение лекарственных препаратов. Поэтому дисбактериозы под воздействием перечисленных и при наличии других предрасполагающих факторов могут проявляться в любом возрасте.
Причины дисбактериоза. Одна из основных причин дисбактериоза у мелких домашних животных — нерациональное использование антибиотиков и других фармакологических средств.
Максимальное отрицательное воздействие на нормальную микрофлору ЖКТ оказывают антибактериальные препараты, особенно при введении их через ЖКТ. Но и при других способах поступления в организм (внутривенном, внутримышечном) многие препараты (в результате распределения и дальнейшего выведения через пищеварительный тракт) концентрируются в содержимом кишечника в больших количествах. Часто при дисбактериозах происходит избыточная пролиферация антибиотикорезистентных микроорганизмов, что усложняет лечение [6, 21]. Поражения в этом случае обычно не ограничиваются ЖКТ, а принимают генерализованные формы с вовлечением кожи, почек, сердца, легких и других органов [6, 8, 21, 54, 64].
Важно помнить, что дисбактериоз может возникнуть как непосредственно в период лечения антибиотиками, так и значительно позже. При подавлении нормальной микрофлоры антибиоти-корезистентные клостридии и другие патогены размножаются постепенно с увеличением численности в течение 2…3 нед. В этот период можно отметить неспецифические симптомы: ухудшение аппетита, слабость, утомляемость и др. И лишь при накоплении условно-патогенной микрофлоры (иногда через 20…30 сут после первичного применения антибиотика или под воздействием стресс-фактора) манифестно проявляется энтероколит. Практикующие врачи иногда принимают отсроченное развитие дисбиотических осложнений, обусловленных антибиотикотерапией, за вновь возникшее заболевание.
Наиболее опасное осложнение антибиотикотерапии — псевдомембранозный энтероколит (клинически проявляется персистирующей лихорадкой, лейкоцитозом, сильной болевой реакцией). Если процесс не остановить, то впоследствии развиваются перитонит, токсический мегаколон, бактериальный шок, возможен летальный исход. Подобные осложнения лечат с использованием антибиотиков резервной группы и обязательно назначают пробиотики. Очень часто кишечный дисбактериоз сочетается с дисбиотическими нарушениями в других биотопах, что проявляется дерматитами, отитами и др.
Антибиотики и другие препараты могут влиять не только на микроорганизмы ЖКТ, но и на слизистую оболочку кишечника. Известно, что энтероциты — это активно возобновляющиеся клетки; наибольшей абсорбтивной активностью характеризуются зрелые формы, располагающиеся на вершинах ворсин. Многие препараты, механизм действия которых связан с подавлением синтеза белков в бактериальной клетке (тетрациклины, левомицетин, бисептол и др.), отрицательно влияют на быстро пролиферирующие клетки макроорганизма. Они нарушают процессы регенерации, миграции и функцию энтероцитов, уменьшая всасывание питательных веществ. Это усугубляет метаболические нарушения в организме животного и подавляет иммунитет. Невсосавшиеся в тонкой кишке субстраты служат питательной средой для микроорганизмов с селективной устойчивостью к назначаемому препарату. Таким образом, многие антибиотики оказывают не только прямое, но и опосредованное отрицательное воздействие на микробиоценоз ЖКТ [23, 33, 41, 54].
Широкое применение в ветеринарии нашли препараты, изменяющие естественные барьерные функции ЖКТ. В первую очередь это антацидные средства, снижающие кислотность желудочного сока (альмагель, ранитидин, циметидин, фамотидин, омепразол и др.). При уменьшении секреции соляной кислоты и пепсина теряется барьерная функция в отношении транзиторной микрофлоры. Дисбиотические состояния той или иной степени у таких животных обычны, особенно при длительном лечении [7, 23, 25].
К дисбактериозу может привести применение тех препаратов, которые изменяют моторику кишечника и нарушают образование в нем муцина, — средств, используемых для общей анестезии, рвотных, обволакивающих, желчегонных. Хорошо известен дисбиотический потенциал антигистаминных препаратов (димедрола, супрастина, пипольфена, фенкарола, диазолина, димебона, перитола). Они наряду с блокадой Hb-рецепторов гистамина способны ингибировать рост многих бактерий за счет взаимодействия с рецепторами их клеточных мембран, что нарушает проницаемость для предшественников нуклеиновых кислот и белков. Перитол, тавегил, димебон, фенкарол более активны в отношении грамположительных бактерий, а димедрол, пипольфен и супрастин — в отношении грамотрицательных. Антибактериальный эффект антигистаминных препаратов потенцируется антибиотиками, особенно аминогликозидами.
В опытах in vitro показан антибактериальный эффект антидепрессантов (инказина, пиразидола, тетриндола), нестероидных противовоспалительных препаратов. На структуру и функцию энтероцитов кишечника, а следовательно, и микробиоценоз влияют сердечные гликозиды, аллопуринол, колхицин [7].
Нами изучено влияние на микрофлору кишечника антигельминтиков. К действию ивомека in vitro оказались наиболее чувствительны бифидобактерии (зоны задержки роста 10,0 ± 0,47 мм и 12,0 ± 0,47 мм при дозах 0,1 мл и 0,2 мл соответственно). В дозе 0,1 мл препарат не задерживал рост эшерихий, бацилл, стафилококков, но оказывал слабовыраженный бактериостатический эффект в отношении энтерококков, лактобактерий и бифидобактерии. В дозе 0,2 мл эффект задержки роста микроорганизмов был слабовыраженным в отношении всех перечисленных тест-культур.
Пирантел в дозе 0,1 мл не влиял на рост эшерихий, бацилл и стафилококка, но снижал рост энтерококков (14,6 ± 0,98 мм), лактобак-терий (12,3 ±0,72 мм) и бифидобактерии (13,0 ±0,81 мм). В дозе 0,2 мл он слабо задерживал рост эшерихий, бацилл, стафилококков и оказывал резко выраженный ингибирующий эффект на лактобактерии (18,0 ± 0,47 мм) и энтерококки (28,3 ± 0,72 мм).
Наиболее выраженное антибактериальное действие отмечено у вальбазена (антигельминтный препарат на основе альбендазола). В дозе 0,1 мл он слабо задерживал рост эшерихий, бацилл, энтерококков и лактобактерий. Наиболее чувствительными к препарату в этой дозе оказались бифидобактерии (14,3 ± 0,27 мм) и стафилококки (18,0 ± 0,94 мм). В дозе 0,2 мл он слабо задерживал рост бацилл и эшерихий и проявлял выраженный ингибирующий эффект ко всем остальным испытанным тест-культурам.
Влияние многих антигельминтиков на кишечный микробиоценоз in vivo мы отметили на 2-е сутки после плановых дегельминтизаций у собак: незначительное снижение содержания бифидобактерии (с 8,3 до 7,3 lg/r), лактобактерий (с 7,5 до 6,9 lg/r), энтерококков (с 7,6 до 7,2 lg/r). Общее число эшерихий, как правило, не изменялось, отмечено незначительное увеличение числа стафилококков, спорообразующих аэробных бактерий, дрожжей и плесеней.
У здоровых животных к 14-му дню после дегельминтизации состав кишечной микрофлоры был близким к исходным показателям. Группу риска составляли молодые, старые особи, ослабленные животные любого возраста, пациенты с сопутствующей патологией или латентным дисбактериозом. У них во многих случаях сдвиги в микробиоценозе после дегельминтизаций были более продолжительными, что требовало дополнительной коррекции. Известно, что гельминтозы сопровождаются микроэкологическими нарушениями, степень которых зависит от интенсивности инвазии. Неизбежное применение антигельминтных препаратов способствует уничтожению паразитов, но в то же время усугубляет дисбактериоз. У некоторых животных глубокие дисбиотические изменения после лечения препаратом на основе альбендазола и полного освобождения от паразитов сохранялись более 3 нед (срок наблюдения).
Как видно из приведенных примеров, спектр лекарственных препаратов, способных вызвать изменение состава и функций микрофлоры организма хозяина, широк. По-видимому, по мере проведения исследований в этом направлении список фармакологических средств, оказывающих подобный эффект, будет расти.
Необходимо учитывать наличие у животных дисбиотических состояний, связанных с их возрастом (вопрос подробно описан в главе 3). Наши исследования показали, что нормальный кишечный микробиоценоз, характеризующийся выраженным количественным преобладанием бифидо- и лактофлоры, формируется только у щенков в возрасте старше 3 нед. До этого времени доминируют другие группы микроорганизмов, преимущественно энтеробактерии. Для животных старше 1 мес такое состояние кишечной микрофлоры однозначно оценивают как дисбактериоз, что служит признаком патологии. У щенков раннего постнатального периода это не рассматривают как патологию. Поскольку подобная динамика становления кишечного нормобиоза отмечена нами у других видов млекопитающих и птицы, это явление следует считать общебиологической закономерностью и именовать «возрастным дисбактериозом». При этом отсутствие в кишечнике достаточного количества основных антагонистов патогенной микрофлоры (прежде всего бифидо- и лактофлоры) в первые 3-4 нед жизни для щенков и молодняка других видов животных служит фактором риска развития желудочно-кишечной патологии, а в ряде случаев при транслокации из кишечника в кровяное русло патогенных бактерий и/или их токсинов провоцирует развитие токсикозов или сепсиса эндогенного происхождения.
С возрастом у собак также наблюдают дисбиотические изменения в кишечной микрофлоре. Снижается число лакто- и бифидобактерии, которые перестают преобладать в кишечном микробиоценозе. Эта тенденция начинает прослеживаться с 5…6 лет, что совпадает с началом возрастных изменений, в том числе в гормональной регуляции, и отчетливо проявляется у всех собак в возрасте 10 лет и старше.
Ухудшение экологической ситуации приводит к тому, что с водой, кормом и воздухом в организм животных попадает большое количество токсических веществ. Так как тяжелые металлы и многие другие токсические вещества с большой молекулярной массой концентрируются в нижних слоях атмосферы, то для собак и кошек они представляют наибольшую опасность, накапливаясь в почве, на поверхности предметов, которые животные активно обнюхивают и облизывают. Все эти ингредиенты служат фактором, способствующим возникновению и поддержанию микроэкологических нарушений и дисбактериозов. Положение усугубляется изменением климата, когда в талых водах условно-патогенные микроорганизмы способны сохранять вирулентность и инвазивность длительное время. Большое отрицательное значение имеет отсутствие у владельцев животных культуры уборки фекалий за своими питомцами при прогулках, что способствует распространению возбудителей инфекционных заболеваний и гельминтозов. Таким образом, существует большое количество факторов, делающих проблему возникновения дисбактериозов у собак и кошек одной из наиболее значимых в современных условиях.
Стадии развития дисбактериоза. В развитии кишечного дисбактериоза многие авторы выделяют четыре стадии [3, 12, 32, 41, 52, 54, 64]. По нашим наблюдениям, стадии в большей мере следует характеризовать как степени микроэкологических нарушений, что определяется совокупностью условий: особенностями патогенеза основного и сопутствующих заболеваний, воздействием лекарственных препаратов, иммунологическим, гормональным статусом животного, его возрастом, кормлением.
Минимальные изменения (1-я степень) характеризуются уменьшением количества бифидо- и лактобактерий до нижней границы либо несколько ниже физиологической нормы при сохраняющемся преобладании общего количества анаэробной микрофлоры кишечника над аэробной. Количество эшерихий может незначительно колебаться, содержание других условно-патогенных микроорганизмов остается в норме. Как правило, клинические проявления отсутствуют. У здоровых животных при нормальном кормлении и эксплуатации нормобиоз может восстанавливаться самопроизвольно (по нашим наблюдениям, у собак за 7…10 дней). Однако у молодых, старых и ослабленных особей любого возраста латентные минимальные дисбиозы, выявляемые только при микробиологическом исследовании, персистируют иногда по нескольку месяцев, причем дисбактериоз может усугубляться.
Выраженные изменения (2-я степень) характеризуются уменьшением содержания лакто-, бифидобактерий и других облигатно-анаэробных микроорганизмов. Они перестают быть доминирующей группой, а их суммарное количество примерно уравнивается с количеством аэробов. Увеличивается пул условно-патогенных бактерий, в том числе эшерихий, других энтеробактерий, среди которых возрастает доля лактозонегативных бактерий или микроорганизмов со слабой лактазной активностью. Могут появиться эшерихий с гемолитическими свойствами. Такие изменения микробиоценоза обусловливают избыточное токсинообразование грамотрицательными бактериями. Увеличивается количество ток-сигенных кокков и плесеней, в кишечнике развиваются воспалительные процессы — энтериты, колиты и т.п. Отсутствие помощи животному или неграмотная терапия на этом этапе способствуют быстрому нарушению барьерной функции слизистой оболочки кишечника и ухудшению общего состояния пациента.
Глубокие нарушения микробиоценоза (3-я степень) характеризуются преобладанием в кишечнике разнообразных представителей условно-патогенной флоры, чаще энтеробактерий. Бифидо- и лактобактерий высеваются в малых количествах либо их не удается обнаружить. Значительно снижается и количество энтерококков. Общее число бактерий в тощей кишке часто превышает 5,0 lg/r, что само по себе свидетельствует о дисбактериозе. В тонком кишечнике появляются бактерии, характерные для толстого кишечника. Половина или более эшерихий — это атипичные по ферментативной активности формы; практически всегда присутствуют гемолитические варианты. Резко увеличивается токсинообразование. Нарушению структуры слизистой оболочки кишечника способствует избыточное количество спирохет и других условно-патогенных извитых бактерий. Связываясь с энтероцитом одним своим полюсом, другим они раздвигают микроворсинки, разрушая гликокаликс и щеточную кайму. На фоне сниженной колонизационной резистентности и барьерной функции слизистой оболочки кишечника становится возможной транслокация через нее микроорганизмов и их токсинов. Это значительно осложняет течение первичного заболевания, на фоне которого возник дисбактериоз, и становится иногда ведущим звеном в дальнейшем развитии патологии.
Критические изменения микробиоценоза (4-я степень) — уровень нарушений, когда практически полностью исчезают бифидобактерий, молочнокислые микроорганизмы палочковидной и кокковой формы, энтерококки, значительно снижается в кишечнике число эшерихий (среди последних в основном атипичные формы). Кишечная микрофлора почти полностью представлена ассоциацией условно-патогенных микроорганизмов. Чаще всего в таких ассоциациях выявляется доминирующий микроорганизм определенного рода или вида. Именно в таких случаях говорят о протейном, кандидозном, стафилококковом, энтерококковом, псевдомонозном, клостридиозном и других дисбактериозах. Часто на фоне резкого снижения резистентности макроорганизма происходит генерализация дисбактериоза с развитием бактериемии, пиемии, сепсиса и других тяжелейших патологических состояний эндогенного (то есть внутреннего, в данном случае из кишечного содержимого) происхождения.
Дисбактериозы оказывают отрицательное воздействие на макроорганизм. Из-за изменений сбраживания углеводов развивается метеоризм, осмотически активные субстанции ведут к выходу жидкости в просвет кишечника. Потерю жидкости и нарушения водно-солевого обмена усиливает действие токсинов энтеробактерий, активирующих систему аденилатциклазы кишечника, в результате чего присоединяется секреторный компонент диареи. Увеличение в кишечнике пула энтеробактерий со сниженной ферментативной активностью в отношении углеводов и многоатомных спиртов при резком уменьшении бифидо-, лактобактерий, лактококков, энтерококков ведет к изменению рН кишечного содержимого в щелочную сторону, нарушает функциональный оптимум кишечных пищеварительных ферментов.
Известно, что при участии кишечной микрофлоры происходит их деконъюгация, что делает возможным реабсорбцию и последующую кишечно-печеночную рециркуляцию. При нарушении нормобиоза, в том числе в результате применения антибактериальных или других препаратов, этот процесс прекращается. Избыток выделяющихся с фекалиями желчных кислот не только увеличивает нагрузку на печень по их ресинтезу, но при выделении с фекалиями вызывает раздражение толстой кишки с развитием желчнокислотной диареи. Развиваются стеаторея, амилорея, креаторея. Снижается реабсорбция жирорастворимых витаминов, стероидных гормонов, то есть формируются эндокринные нарушения. Уменьшение числа бифидо- и лактобактерий (они наиболее активно снижают уровень холестерина в кишечнике), увеличение числа эшерихий, которые продуцируют холестерин, вызывает нарушение холестеринового обмена.
Дисбиотические нарушения ведут к утрате кишечной микрофлорой ее способности к детоксикации продуктов белкового обмена (индола, скатола, фенола и др.), ксенобиотиков, гистамина, бактериальных токсинов, других субстратов и метаболитов экзогенного и эндогенного происхождения. Преобладающие при дисбактериозе факультативные анаэробы и аэробы сами продуцируют широкий спектр токсических веществ. Это увеличивает нагрузку на печень, способствуя отягощению ее морфофункциональных изменений. Среди метаболитов патогенных и условно-патогенных бактерий есть канцерогены и вещества, активизирующие рост опухолей (производные триптофана, желчных кислот, 7-дегидрогеназы и др.) [23, 25, 26, 42, 54, 64]. При дисбактериозах в кишечнике может интенсифицироваться процесс декарбоксилирования аминокислот, резко возрастает уровень биогенных аминов, продуцируется в избытке гистамин. Воспаленная, поврежденная слизистая оболочка кишечника снижает синтез фермента гистаминазы. Это способствует развитию язвенных поражений желудка и двенадцатиперстной кишки, гипотонии, аллергических реакций, эндокринных нарушений функций [23, 25, 64]. Аллергические реакции и декарбоксилазная активность кишечных микроорганизмов обусловливают повреждение тучных клеток и дополнительное высвобождение из них не только гистамина, но и серотонина, лейкотриенов, других веществ, усиливающих морфологические дефекты слизистой оболочки, воспалительный процесс и нарушающих моторную и секреторную функции кишечника. При избытке в кишечнике иерсиний (Y. enterocolitica) и мицелиальных грибов рода Aspergillus вырабатываются субстанции, поддерживающие аутоиммунные процессы. Микроорганизмы ЖКТ могут играть важную роль в индукции гиперчувствительности замедленного типа [24, 26, 33].
Для макроорганизма опасно как увеличение, так и чрезмерное снижение численности в кишечнике условно-патогенных бактерий (дефицитные формы дисбактериоза). При уменьшении количества эшерихий снижается число плазматических клеток, продуцирующих секреторный IgA, уменьшаются вирус- и токсиннейтрализующая активность, способность подавлять адгезию патогенов на энтероцитах. Ослабление местного иммунитета слизистой оболочки может способствовать развитию инфекционных процессов бактериальной и вирусной этиологии. Холециститы, панкреатиты, гепатопатии, гастриты, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, другие заболевания могут быть как причинами развития дисбактериоза, так и его следствием. Игнорирование риска дисбиотических нарушений, отказ от применения средств и методов коррекции дисбактериоза снижают эффективность лечебных мероприятий при многих заболеваниях.
Глава 5
КЛИНИЧЕСКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ ДИСБАКТЕРИОЗОВ
Несмотря на то, что причины дисбактериозов весьма разнообразны, а микроэкологические нарушения в кишечнике могут существенно различаться, в клинических проявлениях и последствиях патологии можно выявить определенные закономерности. Во всех случаях значительно уменьшается количество основных антагонистов, обеспечивающих колонизационную резистентность (бифидо- и лактобактерий). Освобождающаяся экологическая ниша занимается другими, чаще всего условно-патогенными бактериями (включая и представителей обычного нормобиоза), а иногда патогенными энтеробактериями и представителями других семейств.
Дисбактериоз может по-разному проявляться, что связано с многообразием функций нормальной кишечной микрофлоры. Отмечают не только нарушение пищеварения, анорексию, но и общую интоксикацию с поражением печени, почек, суставов, других органов и тканей, с развитием иммунодефицита.
Не всегда степень клинического проявления нарушений соответствует глубине дисбиоза. Это зависит как от варианта изменений микрофлоры, так и от компенсаторных возможностей организма (состояния слизистой оболочки желудка и кишечника, функции печени, поджелудочной железы, иммунного статуса и т.д.). Иногда даже при выраженных нарушениях в микрофлоре кишечника клиническая картина может быть стертой.
При сборе анамнеза уточняют факторы риска. Для щенков, как и для мелких домашних животных всех видов, в первые месяцы жизни к факторам риска относят наличие у матери в период беременности и лактации кишечных инфекций, осложнения родовой деятельности, включая кесарево сечение, вагиниты, метриты, маститы, искусственное вскармливание, перенесенные вирусные и другие заболевания, наличие аллергий.
Для взрослых животных основные факторы риска развития дисбактериозов — это нарушения кормления, вирусные инфекции, гастриты, гепатиты, колиты, урогенитальная патология, иммунодефициты, аллергии, эндокринные нарушения и другие заболевания, а также лечение с применением антибиотиков, противоопухолевых, гормональных, антигистаминных и других фармакологических препаратов.
Клиническим проявлениям дисбактериоза в первые месяцы жизни свойственна неспецифичность симптомов: отмечают отставание животного в росте и развитии (дефицит массы тела, гипотрофия), частую заболеваемость. На этом фоне уменьшается эластичность кожи, отмечают ее сухость, шелушение; появляются эрозии, лихенизация, аллергический дерматит. Характерны гиперемия, «лакированность» слизистых оболочек, афты на дёснах, в полости рта, зева в сочетании с изменением слизистой оболочки в области ануса. Нарушения пищеварения проявляются в зависимости от стадии дисбактериоза как постоянно, так и периодически. Снижен или отсутствует аппетит, наблюдают тошноту, рвоту, флутуленцию. Метеоризм, урчание, боли в животе могут быть самостоятельными или возникать при пальпации. Владельцев беспокоит усиленное выделение газов у питомца, изменение их запаха, зуд и расчесы в области ануса, сфинктерит. Фекалии обильные, кашицеобразные с непереваренными комочками пищи и слизью, жидкие, водянистые либо скудные с патологическими примесями. Возможен овечий, пробкообразный стул и запор.
У взрослых животных дисбактериоз проявляется в первую очередь нарушениями пищеварения. Отмечают снижение и отсутствие аппетита, тошноту, рвоту, гнилостный запах изо рта, образование зубного камня, метеоризм, урчание, боли в животе (тупые или схваткообразные) самостоятельные и при пальпации. Усиливается выделение газов с неприятным запахом (флутуленция). Ощущение неполного опорожнения кишечника у собак, кошек, других мелких домашних животных проявляется частыми позывами к дефекации. Характерно чередование поносов и запоров, пробкообразный стул (первая твердая порция, далее стул кашицеобразный или жидкий). Так же, как и у молодых животных, изменяется характер фекалий (обильный, кашицеобразный с непереваренными комочками слизи или корма, жидкий, водянистый либо скудный с патологическими примесями). Возможен овечий стул с примесью слизи. Обращают внимание на гнилостный или кислый запах каловых масс. Возникает зуд и жжение в области ануса, нарушается работа сфинктера прямой кишки.
Возникают признаки гиповитаминозов. Наиболее выражен гиповитаминоз группы В. Ранний его признак — нарушения моторики ЖКТ со склонностью к атонии. О недостатке рибофлавина свидетельствуют стоматит, хейлит, дерматит, изменения когтей, выпадение шерсти. Дефицит тиамина приводит к парестезиям и нервным явлениям. Возможна В12-дефицитная анемия. Недостаток никотиновой кислоты проявляется повышенной возбудимостью, глосситом, ярко-красной окраской языка, зева, рта, повышенным слюноотделением. Нарушение всасывания жирорастворимых витаминов усугубляет рахит.
Обсуждая причины и последствия дисбактериозов, необходимо помнить, что не существует четкого разграничения между непатогенными комменсалами и условно-патогенными микроорганизмами. Чрезмерная колонизация организма любым видом бактерий в ущерб другим представителям биоценоза нарушает нормальное течение физиологических процессов и провоцирует развитие патологии. Например, избыток в кишечнике бактероидов способен вызывать формирование абсцессов после проникновения этих бактерий в кишечную стенку [61, 63].
Стафилококки (чаще всего S. aureus и S. epidermidis) могут стать причиной эндотоксикоза, часто это бывает после применения антибактериальных препаратов на фоне пониженной реактивности организма. Клиническая картина характеризуется выраженной интоксикацией, воспалительными процессами в кишечнике, повышением температуры, слабостью. Возникает постоянная или схваткообразная боль в животе, стул жидкий, обильный, с кровью и слизью до 7… 10 раз в сутки. Отмечают метеоризм, болезненность по ходу толстой кишки, ее спазм. При анализе крови выявляют лейкоцитоз, повышенную СОЭ, уменьшение альбуминовой и увеличение глобулиновой фракции, далее снижение содержания общего белка. Часто такое состояние осложняется бактериемией с последующим развитием артритов, остеомиелитов, перитонита, эндокардита, разнообразных поражений кожи и ее производных [41, 58].
Избыточная колонизация кишечника энтерококками чревата развитием поражений мочеполовых органов, бактериальных эндокардитов, внутрибрюшинных абсцессов, бактериемии. Дисбактериоз с доминированием энтеробактерий, синегнойной палочки, энтерококков протекает с симптомами плохого аппетита, при субфебрильной температуре, с тупыми болями в животе, неустойчивым стулом, кашицеобразными фекальными массами, в которых обнаруживают примеси слизи. Отмечают метеоризм, спазм сигмовидной кишки. Из-за слабой выраженности симптомов дисбактериоз с доминированием энтерококков часто протекает длительно.
Дисбактериоз с увеличением пула клостридий, главным образом Cl. difficile, характеризуется энтероколитом, сопровождающимся болезненностью в области живота, профузной диареей с примесью в фекалиях пленок фибрина и слизи, повышением температуры тела на 1,5…2,0°С. Практикующие ветеринарные врачи хорошо знают, что такие изменения возникают у грызунов (морских свинок, крыс, кроликов и особенно хомяков) после применения препаратов пенициллинового ряда. У этих животных очень быстро развивается дисбактериоз в форме псевдомембранозного энтероколита с летальным исходом. Это полностью исключает использование пенициллинов указанной группе животных.
Сугубо эндогенный характер имеют инфекционные процессы, связанные с патогенными свойствами анаэробных кокков (пептококков, пептострептококков). Они не способны вызывать моноинфекции, но часто выделяются в ассоциации с другими патогенами при внутрибрюшинных абсцессах, эндометритах, плевропневмониях и другой патологии [43, 49].
Pseudomonas aeruginosa на фоне антибиотикотерапии, применения цитостатиков, глюкокортикоидов может стать причиной бактериемии, сепсиса, патологии урогенитального тракта, пневмонии, гнойных процессов в послеоперационный период у хирургических больных.
Дисбактериозы в ассоциации с условно-патогенной флорой (стафилококки, протей, лактозонегативные эшерихии, дрожжеподобные грибы, энтерококки, реже гемолитические и синегнойные палочки) протекают тяжелее, чем моноинфекции. Возможны осложнения (перфорация язв, бактериемия, септицемия).
Дисбактериозы с преобладанием грибов Candida и Aspergillus чаще развиваются у больных с предшествующими заболеваниями желудка, кишечника, хроническими инфекциями, болезнями крови, при длительном применении лекарственных препаратов.
Клинические признаки дисбактериоза ЖКТ имеют особенности при глубоком нарушении метаболизма желчных кислот (механизм развития этого состояния описан в главе 4), например, после длительного применения антибиотиков или других фармакологических препаратов. Синдром «желчнокислотной диареи» (раздраженной толстой кишки) характеризуется частыми позывами на дефекацию и выделением фецес малыми порциями на фоне сфинктерита и постоянного беспокойства пациента (следует дифференцировать такое состояние от гельминтозов). Положительный результат возможен только при условии нормализации микробиоценоза, так как это восстанавливает процесс обратного всасывания желчных кислот и прекращает их мощнейшее местно-раздражающее действие на слизистую оболочку толстой кишки.
На фоне дисбактериоза всегда усиливаются клинические симптомы нарушений функции печени (из-за повышенной токсической нагрузки со стороны ЖКТ и необходимости дополнительного синтеза теряемых с фекалиями желчных кислот). Но это, в свою очередь, способствует углублению дисбактериоза с присоединением симптомов энтерита (токсины патогенных микроорганизмов и не подвергшиеся деконъюгации желчные кислоты повреждают микроворсинки энтероцитов, снижая их способность к всасыванию питательных веществ, синтезу ферментов и абсорбции). Именно поэтому мы и наблюдаем такие клинические проявления, как стеаторея, флутуленция, нарушение обмена веществ.
Из-за снижения бактерицидности желчи возможны гиперпролиферация микрофлоры толстой кишки и ее продвижение в тонкий отдел кишечника по восходящим путям с усугублением симптомов и дальнейшим развитием гастрита, дуоденита, холецистита, инфицированием желчного пузыря.
Симптомом дисбактериоза служит ослабление иммунитета. Животное часто болеет, проявляются признаки аллергического синдрома, в первую очередь дерматиты. Это объясняется повышенным содержанием гистамина в тканях из-за сенсибилизации организма компонентами микробных клеток, повышенной проницаемости слизистой оболочки ЖКТ. При эшерихиозном, протейном, стафилококковом, смешанном дисбактериозе в избытке продуцируется гистамин. Воспаленная и поврежденная слизистая кишечника снижает синтез разрушающего его фермента гнетаминазы. Это способствует развитию язвенных поражений желудка и двенадцатиперстной кишки, гипотонии, разного рода аллергических реакций, эндокринных нарушений. Избыточная активность кишечных микроорганизмов приводит к повреждению тучных клеток и дополнительному высвобождению не только гистамина, но и других медиаторов воспаления: серотонина, лейкотриенов (подробнее см. в главе 4), что усиливает клинические признаки воспалительного процесса и функциональные нарушения. Аутоиммунные нарушения особенно часто диагностируют при иерсиниозах и микозах (Y. enterocolitica и мицелиальные грибы рода Aspergillus продуцируют субстанции, поддерживающие аутоиммунные процессы).
При дисбактериозах ЖКТ наблюдают общие симптомы — утомляемость, слабость, анорексию, что может быть вызвано интенсификацией процесса декарбоксилирования аминокислот и образованием биогенных аминов.
Таким образом, клинические проявления дисбактериозов разнообразны. Необходимо тщательное обследование пациента с четкой диагностикой, учетом причинно-следственных связей в развитии патологии, детальным грамотным анализом анамнеза и этапов развития клинических признаков, без чего невозможно избрать верную терапевтическую тактику в сложных случаях.
ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ПРОБИОТИКОВ И ПОКАЗАНИЯ К ИХ ПРИМЕНЕНИЮ
Факторы, способствующие проявлению дисбактериозов у мелких домашних животных. В настоящее время мелким домашним животным достаточно часто назначают пробиотики, так как действие факторов, способствующих нарушению нормальной микрофлоры, постоянно усиливается. Среди наиболее значимых нужно отметить следующие:
многие животные, особенно популярных в последнее время карликовых пород, отличаются интенсивным обменом веществ и высокой требовательностью к условиям содержания и кормления. Они склонны к функциональным срывам со стороны различных систем и органов, включая систему пищеварения, особенно на фоне стрессов;
мелкие домашние животные сосредоточены в основном в крупных мегаполисах. Их высокая концентрация на ограниченных территориях обусловливает необходимость многочисленных вакцинаций, что влечет за собой высокую антигенную нагрузку на животное;
резко возросло применение фармакологических препаратов. Известно, что нарушать микробиоценоз могут не только антибиотики, антигельминтики, кокцидиостатики, противоопухолевые средства, но и препараты других групп;
существенно ухудшилась экологическая ситуация. Корма, воздух, вода могут быть дополнительными источниками токсических веществ, которые отрицательно влияют на микробиоценоз;
изменились климатические условия. Из-за отсутствия морозов или нормальной солнечной инсоляции возбудители инфекционных и паразитарных заболеваний не погибают в окружающей среде. Это очень опасно, особенно при отсутствии у населения нашей страны навыков обязательной уборки фекалий за своими питомцами. Многократно возрастают выживаемость и концентрация возбудителей в окружающей среде и опасность инфицирования;
существенно снизилась естественная резистентность домашних животных. У многих из них генетически обусловленная предрасположенность к различным заболеваниям, включая иммунодефициты;
питаясь гранулированными, термически обработанными кормами животные лишены контакта с донорами анаэробной, не образующей спор нормальной микрофлоры.
Нужно добавить, что в результате бессистемного и длительного использования антибиотиков, особенно широкого спектра действия, в окружающей среде происходит селекция резистентной к антибиотикам патогенной микрофлоры. Распространены ассоциированные инфекции, которые могут протекать как остро, так и латентно, нетипично. Естественно, возникает необходимость восстановить нормальную микрофлору. Применение пробиотических препаратов способствует улучшению пищеварения, биологического статуса, иммунного ответа, повышает эффективность вакцинаций. Снижаются заболеваемость, необходимость в фармакологических обработках и связанные с ними материальные издержки [4, 5, 15, 17,23,25,26, 33,64].
Общая характеристика пробиотических препаратов. В настоящее время на рынке предлагается много препаратов, которые рекламируют как пробиотики. Они различаются по составу, качеству, направленности действия, показаниям к применению. В некоторых случаях свойства пробиотиков не соответствуют тем, что были заявлены производителем. Иногда к отсутствию эффекта приводит неправильное применение препарата, что часто дискредитирует не только тот препарат, с которым работали в конкретном случае, но и все направление.
Пробиотики — препараты, которые содержат живые микроорганизмы, относящиеся к нормальной, физиологически и эволюционно обоснованной флоре кишечного тракта, и положительно влияют на организм хозяина.
Пребиотики — субстраты, стимулирующие естественную микрофлору. В норме животные получают их в составе рациона. Пребиотики используются в качестве питательной среды для нормальной микрофлоры.
В первые дни постнатального периода основным пребиотическим субстратом у млекопитающих является лактулоза. Она в необходимом количестве наряду с лактозой входит в состав молока. Впоследствии субстратами, способствующими росту нормальной микрофлоры, становятся элементы клеточных оболочек растений, пектины, отруби и т.д. Пищевые волокна выполняют и другие важные функции: нормализуют моторику ЖКТ, предотвращают запоры, адсорбируют токсины и т.д.
Синбиотики — препараты, представляющие собой рациональную комбинацию пробиотика и пребиотика.
Многие авторы не различают термины «пробиотики», «пребиотики», «синбиотики». Они рекламируют как пробиотики препараты, состоящие из отдельных структур клеток микробного происхождения, метаболиты, органические кислоты, а также соединения любой природы, способствующие качественному и количественному восстановлению нормальной микрофлоры.
Выбирая для использования тот или иной пробиотик, следует обязательно анализировать его состав, который определяет фармакологические свойства препарата и основные показания к его применению. Препараты, представленные на российском ветеринарном рынке и продаваемые как пробиотики, можно разделить на несколько основных групп.
Дрожжи и продукты их жизнедеятельности. Их продают в больших объемах как пробиотики под разными коммерческими названиями многие зарубежные и отечественные фирмы. Характеризуются очень низкой себестоимостью при производстве. Нет необходимости сохранять живые дрожжи, их можно вводить в состав кормов, подвергающихся термической обработке и гранулированию.
Фармакологическое действие и показания к применению: дрожжи служат источником легкоусвояемого, полноценного по составу микробного белка, витаминов группы В. Стимулируют рост и продуктивность животных, с прекращением применения эффект исчезает сразу. Дрожжи не являются антагонистами патогенной и условно-патогенной микрофлоры, не вытесняют ее и не устраняют дисбактериозы.
Поскольку дрожжи включают в себя большое количество нуклеиновых кислот, при использовании длительно и в больших количествах они могут усилить нарушения пуринового и других видов обмена, вызвать аллергию, патологию почек и суставов. Так как при культивировании дрожжей в среде активно используют мочевину, то ее остатки в конечном продукте могут вызывать интоксикацию.
Пробиотики, включающие в себя споровые микроорганизмы. Споровые микроорганизмы относятся к транзитным (проходящим с кормовыми массами) просветным представителям микрофлоры. Эти аэробы растут и размножаются при доступе молекулярного кислорода. Чаще используют В. subtilis (сенную палочку), которая широко распространена в окружающей среде, образует споры. Несмотря на то что в тонком отделе кишечника низкое содержание кислорода, а в толстом отделе в норме свободного молекулярного кислорода нет, В. subtilis присутствует в фекалиях всех животных, так как в обычных условиях в значительных количествах поступает из окружающей среды.
Штаммы в состав пробиотических препаратов отбирают по выраженности антагонистических свойств к патогенной микрофлоре. Они продуцируют большое количество антибиотиков и других веществ, подавляющих многие микроорганизмы. В. subtilis используют в промышленности при производстве антибиотиков класса полимиксины (с бактерицидным действием в отношении грамотрицательных бактерий). Характеризуются выраженными ферментативными свойствами, улучшают переваримость корма.
Фармакологическое действие и показания к применению: эту группу пробиотиков часто рекомендуют вместо антибиотиков для вытеснения патогенных микроорганизмов. Антагонистическая активность препаратов на основе бактерий рода Bacillus различается в зависимости от свойства используемого штамма продуцировать определенный спектр антибиотиков. Поэтому эффект часто бывает вариабельным (трудно точно определить необходимую антимикробную дозу). Если нет глубокого нарушения микробиоценоза и слизистой оболочки кишечника, то нормальная микрофлора может восстановиться после курса применения препаратов, содержащих бациллы, самопроизвольно. В некоторых случаях при длительном использовании такие препараты сами могут провоцировать развитие дисбактериозов, привыкание и селекцию устойчивых к антибиотикам патогенных штаммов, поражающих как кишечник, так и другие органы (легкие, суставы и т.д.).
В связи с этим хотелось бы привести цитату из книги Б.А. Шендерова «Медицинская микробная экология и функциональное питание»: «Оральное назначение больших количеств живых бактерий и спор В. subtilis не может не вызывать опасений. Учитывая, что В. subtilis является облигатно-аэробным микроорганизмом, полагаю, что при назначении B.subtilis-содержащих препаратов вводимые микроорганизмы не размножаются в кишечном тракте, а наблюдаемый клинический эффект, вероятно, обусловлен присутствующими в концентрате антибиотическими веществами и ферментами, образовавшимися в период наращивания биомассы в питательной среде. В связи с этим для исключения риска возникновения каких-либо осложнений у больных, вероятно, наиболее целесообразно готовить очищенные лекарственные препараты из культуральной жидкости сенной палочки, которые не содержали бы живых бактерий и спор этого микроорганизма. Целесообразно препараты типа Бактисубтил и Бактиспорин, содержащие антибиотические соединения, исключить из категории пробиотиков для человека и рассматривать их как комплексные неочищенные антибиотики» [24].
Препараты на основе бацилл проходят через кишечник транзитом, поэтому не имеет значения, относятся ли они к группе ветеринарных или медицинских. Свойства будут определяться спектром продуцируемых антибиотических веществ.
С осторожностью следует относиться к препаратам с выраженными протеолитическими свойствами (особенно если отмечены нарушения со стороны печени). Рассматриваемые споровые микроорганизмы—типичные представители гнилостной микрофлоры за счет ярко выраженных протеолитических свойств. Известно, что еще основоположник идеи об использовании живых микроорганизмов для восстановления пищеварения И.И. Мечников установил, что с возрастом в нижних отделах кишечника увеличивается число микроорганизмов с протеолитическими свойствами (гнилостных). Они продуцируют азотсодержащие субстраты с токсическим эффектом. Именно И.И. Мечников еще в 1907 г. предложил вытеснять их за счет использования живых молочнокислых бактерий.
Производители многих препаратов на основе бактерий рода Bacillus заявляют, что их можно подвергать нагреванию и гранулированию. При 100 °С гибнет вегетативная форма любого микроорганизма и разрушаются все ферменты, так как они являются белками и при нагревании подвергаются коагуляции. Сохраняются при нагревании только споры. Препарат должен быть изготовлен с достаточным выходом спор (микроорганизм переходит при культивировании в форму споры в специально созданных неблагоприятных условиях, что возможно только при грамотной технологии производства). Условия в толстом отделе кишечника животных и птиц, где молекулярный кислород отсутствует, не являются оптимальными для перехода спор в вегетативную форму. Кроме того, спорам необходимо время для активизации. Это надо учитывать, особенно если транзит по кишечнику значительно сокращен во времени на фоне диареи.
В состав многих пробиотиков на основе В. subtilis и других бацилл входят генетически модифицированные штаммы микроорганизмов. Использование ГММО, их интродукция в окружающую среду, в том числе и путем применения ГММО в составе пробиотических препаратов, должно быть крайне осторожным, так как связано с вопросами биобезопасности. В Российской Федерации создана Межведомственная комиссия по проблемам генно-инженерной деятельности, регламентирующая работы с рекомбинантными штаммами микроорганизмов (ГММО). При этом до настоящего времени нет ясного понимания того, как испытывать экологическую безопасность ГММО и контролировать эти испытания. Не конкретизированы и сами критерии безопасности, которые следует изучать.
Пробиотики — доноры нормальной пристеночной микрофлоры кишечника. Как говорилось ранее, в кишечнике человека, млекопитающих и птиц обитает более 400 видов микроорганизмов, которые выполняют различные функции. По численности и физиологической значимости преобладают бифидо- и лактобактерии (подробно описаны в главе 1), которые заселяют слои, прилежащие к клеткам ворсин в нижних отделах тонкого и в толстом отделах кишечника. Пробиотики, включающие эти микроорганизмы, абсолютно безвредны, так как нормализуют примембранное пищеварение, создают колонизационную резистентность: закрепляясь на поверхности слизистой оболочки, препятствуют ее заселению патогенной и условно-патогенной флорой. Но препараты на основе бифидо- и лактобактерии различаются по свойствам, способности оказывать лечебный и профилактический эффект. Дело в том, что род бифидобактерий объединяет 24 вида микроорганизмов, род лактобактерии — еще больше. Одни виды микроорганизмов обитают у животных определенных видов, другие — у животных разных видов, третьи — у животных и человека, четвертые — только у человека. Соответственно способность заселять кишечник у человека, животных и птиц различна. При селекции штаммов для пробиотиков учитывают эти и многие другие биологические свойства микроорганизма. Поэтому фармакологическая активность и эффективность пробиотиков зависит от состава штаммов, технологии производства, способов сушки. Иногда в составе пробиотиков, регулирующих кишечное пищеварение, используют энтерококки, непатогенные эшерихии и другие микроорганизмы.
Фармакологическое действие и показания к применению: пробиотики используют для заселения пищеварительного тракта животных и птиц нормальной микрофлорой с первых дней жизни, что стимулирует пищеварение, иммунитет, обеспечивает профилактику эшерихиоза, сальмонеллеза и других инфекций, вызываемых патогенной и условно-патогенной микрофлорой.
При лечении инфекционных заболеваний восстанавливают микробиоценоз и пристеночное пищеварение. Пробиотик можно использовать одновременно с антибиотиками, если он включает в себя устойчивые к антибиотикам штаммы (например, ЛАКТОБИФАДОЛ®). Если штаммы, входящие в состав препарата, не устойчивы к антибиотикам, то пробиотик используют после антибиотикотерапии для восстановления нормальной микрофлоры. Антагонизм по отношению к патогенной флоре проявляется в разной степени у различных препаратов за счет продукции органических кислот, пероксидов, низкомолекулярных пептидов [22]. При легких формах диареи иногда бывает достаточно использовать пробиотик на фоне ограничения диеты без антибиотиков. Но при дисбактериозах 3-й и 4-й стадии, на наш взгляд, необходима комбинация эффективного антибиотика и пробиотика.
ПРОФИЛАКТИКА И КОРРЕКЦИЯ ДИСБАКТЕРИОЗОВ*
Профилактическое применение пробиотиков. Пробиотики назначают животным без клинических признаков дисбактериоза, чтобы поддержать у них нормальный микробиоценоз.
Применение самкам в период беременности и лактации (здоровый помет). Мы рекомендуем назначать пробиотик беременным животным по нескольким причинам.
Это способствует улучшению у них пищеварения, обмена веществ, повышает резистентность, иммунитет. За счет белка, витаминов, ферментов, биологически активных веществ, продуцируемых бактериями, формируется физиологически зрелый, хорошо развитый приплод.
Нормализация микрофлоры ЖКТ улучшает микробиоценоз родовых путей. При нормальной беременности плод стерилен, новорожденное животное получает первую порцию микроорганизмов при прохождении через родовые пути. Если у самки заблаговременно восстановлен микробиоценоз ЖКТ, то новорожденный при сосании, а также с кожи и шерсти матери, окружающих предметов при облизывании получит меньшее количество патогенных микроорганизмов, что существенно для профилактики инфекций в первые недели жизни.
Если продолжать давать пробиотик в период лактации, то стимулируется образование молока на фоне хорошего пищеварения у самки. Благодаря полноценному питанию улучшается рост помета, у молодняка обеспечивается эволюционно закрепленный иммуномодулирующий эффект за счет присутствия в ЖКТ нормальной микрофлоры. При возможном поступлении некачественных кормов уменьшается их токсическое воздействие.
Уменьшается риск мастита и метрита у самки, улучшается ее обмен веществ, физиологическое состояние, внешний вид.
Использовали пробиотик ЛАКТОБИФАДОЛ — донор активных лакто- и бифидобактерий. В отличие от медицинских пробиотиков и некоторых других препаратов, предлагаемых для животных, ЛАКТОБИФАДОЛ не содержит бактерии вида В. bifidum, населяющие только кишечник человека. Бифидо- и лактобактерии, входящие в состав ЛАКТОБИФАДОЛа, — преобладающие представители нормального микробиоценоза животных разных видов [22], поэтому его можно рекомендовать собакам, кошкам, хорькам, декоративным птицам, морским свинкам, крысам, хомячкам и т.д., а также продуктивным животным.
Давать пробиотик, который является эффективным донором нормальной лакто- и бифидофлоры, лучше постоянно на протяжении всего периода беременности и лактации. Это особенно актуально для животных, которых содержат в больших городах, где из-за неблагоприятной экологической ситуации агрессивные факторы способствуют уменьшению количества нормальной микрофлоры ЖКТ. Только высокие уровни нормофлоры обеспечивают колонизационную резистентность и защиту от инфицирования патогенными микроорганизмами, которые широко распространены в окружающей среде и особенно опасны для беременных животных. При минимальном курсе (не менее 10 дней) заметно положительное влияние на метаболизм, стимуляцию лактации, но иммуномодулирующие свойства проявляются в меньшей степени.
Начинать давать ЛАКТОБИФАДОЛ надо с очень малых доз (на кончике ножа) в утреннее кормление. Важно понаблюдать за клиническим эффектом и при необходимости скорректировать дозу (в течение недели) до оптимальной. Препарат изготавливают, не подвергая бактерии лиофильной сушке, после которой для восстановления их активности нужны специальные условия, поэтому ЛАКТОБИФАДОЛ можно добавлять прямо в корм, консервы, молочнокислые продукты, которые добровольно поедает животное. Декоративным птицам его добавляют в кефир или творожок, морским свинкам посыпают на влажный разрез яблока или моркови и т. д. Важно только одно условие: температура должна быть не выше 40 °С.
Эффект пробиотика проявляется в том, что у животного нормализуется аппетит, несколько увеличивается объем ежедневного стула. Известно, что до 70 % объема фекалий в норме составляют микроорганизмы ЖКТ. Это полезно, так как нормальные бактерии ЖКТ — природные сорбенты токсических компонентов, которые выводят шлаки эндогенного и экзогенного происхождения. Не возникает запора, который предрасполагает к токсикозам, заболеваниям печени, появлению полипов толстой кишки, проктологической, онкологической и другой патологии.
При использовании пробиотика кишечник перезаселяется новой микрофлорой. В качестве побочных эффектов возможны чрезмерное послабляющее действие или метеоризм. В этом случае дозу пробиотика надо снизить. Если животное получало ЛАКТОБИФАДОЛ раньше, то в период беременности надо давать его в обычной оптимальной дозе.
Применение молодым животным. Пробиотик используют, чтобы быстро заселить кишечник нормальной микрофлорой, обеспечить профилактику эшерихиоза и других бактериальных кишечных инфекций в 1-й месяц жизни. Неспецифическое иммуностимулирующее действие нормализует иммунный ответ при вакцинациях. Улучшение аппетита и эффективности пищеварения ускоряет рост и развитие животного, повышает его устойчивость к стрессам и возможным неблагоприятным воздействиям внешней среды. Если самке давали пробиотик в период беременности и лактации, то заселение нормальной микрофлорой ЖКТ помета начинается при прохождении родовых путей, облизывании кожи, сосании вымени, контакте с окружающими предметами.
ЛАКТОБИФАДОЛ помету целесообразно давать с началом прикорма с малых доз (с щепотки или на кончике ножа на муке). Дозируют индивидуально до достижения оптимальной консистенции фекалий (стул мягкий). Акт дефекации должен быть свободным (без напряжения). При чрезмерном увеличении объема фекалий, кратности дефекаций или послабляющем эффекте дозу снижают. При постоянном использовании эффект стимуляции пищеварения и обмена веществ более выражен.
Если самке в период беременности и лактации пробиотик не назначали, то ЛАКТОБИФАДОЛ можно давать новорожденным животным с первых суток жизни с любой негорячей жидкостью, в виде кашицы под язык, сначала в малой дозе (на кончике ложки), далее постепенно увеличивая дозу до оптимальной по состоянию аппетита и консистенции фекалий.
Применение сиротским животным (искусственное вскармливание). К сожалению, искусственное вскармливание новорожденных становится актуальной проблемой. Многие собаки наиболее популярных карликовых пород не способны выкормить свое потомство. Если в помете очень много щенков, мать при родах может резко ослабнуть и даже погибнуть. У ослабленной самки или при недоразвитии у нее молочных желез возникает агалактия (неспособность к лактации). Искусственное вскармливание с использованием большинства доступных готовых коммерческих смесей для сиротских животных чаще всего сопровождается появлением запоров, метеоризма и нарушениями в становлении нормальной микрофлоры.
Владельцам надо напомнить, что пищеварение — одна из функций здорового организма. Оно не может быть эффективным, если не соблюдать правил выращивания животных. Погрешности в содержании и кормлении нельзя преодолеть применением каких бы то ни было фармакологических препаратов, включая пробиотики.
Новорожденные животные пойкилотермны, то есть зависят от температуры окружающей среды. Становление терморегуляции завершается к 1-му месяцу жизни. Если щенок или котенок находятся отдельно от матери и помета, для нормального пищеварения, как и для всех других физиологических функций, требуется, чтобы температура окружающей среды в 1-ю неделю была около 30 °С, во 2-ю и 3-ю — 27 «С, далее до 5-й недели — 24 «С. При гипотермии новорожденный теряет способность потреблять молоко, что приводит к нарушению водно-электролитного баланса. При уменьшении циркуляции жидкости в организме развивается кардиопульмональная недостаточность, возрастает опасность инфицирования и инвазирования животных. Перегрев новорожденных животных также опасен. Он вызывает сухость слизистых оболочек, нарушения дыхания и сердечной деятельности. Без оптимизации температурного режима и условий содержания нельзя получить здоровый приплод.
Надо помнить, что у сиротских животных, которые воспитывались отдельно от матери и помета, могут быть физические дефекты, а также проблемы с поведением в зрелом возрасте: излишняя пугливость, агрессивность, нарушение исследовательского инстинкта. Поэтому надо попытаться найти для питомца приемную мать или обеспечить контакт с животным того же возраста, особенно до 4…6-й недели жизни. Излишняя опека со стороны человека может привести к тревожности, вокализации (постоянному вою и лаю в отсутствие хозяина). Нормальная социализация животных необходима и для становления эффективного пищеварения, которое на фоне стресса всегда нарушено. При уходе за сиротскими животными после их кормления из соски (по расписанию) важно протереть область ануса и паха влажным мягким кусочком хлопчатобумажной ткани, что имитирует вылизывание самкой, стимулирует мочеотделение, моторику ЖКТ и дефекацию.
Результаты исследований показали, что щенкам при искусственном вскармливании лучше давать ЛАКТОБИФАДОЛ (на муке) с первых суток жизни, добавляя его к любой коммерческой формуле питания для новорожденных, сначала в очень малой дозе (на кончике ложки), или в виде кашицы под язык. Затем дозу следует постепенно увеличивать до той, которая обеспечивает отсутствие запора. Давать пробиотик нужно постоянно.
Смеси для животных-сирот обязательно подогревают перед кормлением до температуры тела, посуду тщательно моют. Если используют бутылку с соской, то отверстие в резинке должно обеспечить выделение молочной смеси каплями. Выдавленную каплю наносят на губы щенка или котенка, после чего он сам начинает сосать. Насильно кормить опасно: это может привести к аспирации жидкости в легкие, пневмонии и смерти.
С 3-й недели, когда вводят небольшими порциями твердую пищу, в нее добавляют пробиотик. При эффективном пищеварении щенок должен прибавлять в сутки по 2…4 г массы тела на каждый килограмм той массы, которую собака данной породы достигает во взрослом состоянии. У котят живая масса увеличивается от 5 до 100 г в неделю.
Применение взрослым животным. Пробиотик назначают, чтобы поддерживать у животного нормальное пищеварение, предупреждать токсические поражения печени, кормовые интоксикации, возможные бактериальные инфекции. Физиологичная, эволюционно закрепленная микрофлора стимулирует иммунитет, поддерживает нормобиоз и колонизационную резистентность мочеполовой системы, кожи и других биотопов через расплодку из ЖКТ. Улучшается внешний вид животных (состояние кожи, шерсти). Повышается устойчивость к возможным неблагоприятным факторам. Опыт показывает, что предупредить развитие дисбактериоза у мелких домашних животных гораздо легче, чем лечить его на глубоких стадиях.
Мы рекомендуем здоровым животным ЛАКТОБИФАДОЛ циклами в течение не менее 1 мес в проблемное время года (весна, осень, когда талые воды могут содержать высокие концентрации вирулентных патогенных микроорганизмов). Пробиотик лучше назначить в течение 10…14 дней до и после выставок, перевозок, вязок, мероприятий, связанных со стрессом или контактом с большим числом животных. Донора нормальной микрофлоры обязательно надо давать в течение 1 нед после плановых дегельминтизаций, применения лекарственных препаратов других групп. Использование пробиотика в течение 1 нед до вакцинации и 10…20 дней после нее улучшает напряженность поствакцинального иммунитета.
При проживании в экологически неблагоприятных условиях (рядом с промышленными предприятиями, на нижних этажах зданий вдоль автомобильных дорог и др.), плохом качестве воды оптимально постоянно применять пробиотик. Передозировок не бывает, так как излишняя микрофлора выводится с фекалиями.
Применение стареющим животным. При назначении пробнотика снижается степень нарушений пищеварения, обмена веществ, эндогенных и экзогенных интоксикаций, кожных поражений, улучшается качество жизни. Поддержание нормобиоза необходимо при действии любых неблагоприятных факторов и стрессоров. Можно рекомендовать использовать препарат циклами по 3…4 нед с перерывами либо постоянно, если без пробиотика аппетит, общее состояние и пищеварение ухудшаются.
Применение пробиотиков для лечения дисбактериозов. Животным всех возрастных групп при поражениях ЖКТ с симптомом диареи, при лечении антибиотиками, дегельминтизациях, в период реабилитации после хирургических манипуляций следует включать в схему лечения пробиотик — донор нормальной микрофлоры (например, ЛАКТОБИФАДОЛ в дозе 0,2…0,4 г/кг ежедневно до восстановления нормального пищеварения). Применение пробиотика не исключает назначения других препаратов (сорбентов, вяжущих средств, антисептиков, ферментов, регуляторов моторики и др.).
Дисбактериоз 1-2-й стадии. Вылечить дисбактериозы у мелких домашних животных с небольшой степенью микробиологических нарушений (число представителей нормофлоры несколько ниже нормы, но они доминируют) достаточно легко. После дегельминтизаций, применения лекарственных препаратов, после отравлений недоброкачественными кормами, при появлении легких диарей пищеварение в течение нескольких суток восстанавливается обычно самопроизвольно, так как в кишечнике присутствует достаточное количество нормальной микрофлоры. В этом случае на фоне диетического кормления положительный результат можно получить от применения эффективного донора лакто- и бифидофлоры, так как нормальная микрофлора за счет антагонизма и способности создавать колонизационную резистентность способна восстанавливать микробиоценоз и пищеварение. Практикующие врачи часто не имеют возможности быстро провести микробиологический анализ. Если нет существенных нарушений общего состояния, дегидратации, то ограничение кормления, применение сорбента, иммуностимуляторов и пробиотика (например, ЛАКТОБИФАДОЛА) дают положительный результат.
Нормализовать численность лакто- и бифидобактерий при легких дисбактериозах можно, кратковременно назначив споровые бациллярные препараты (ВЕТОМ, БАКТИСУБТИЛ, БИОД и др.). За счет антибиотических компонентов этих препаратов мы снижаем численность условно-патогенных микроорганизмов, а нормальная флора воспроизводится сама. При легких формах дис-биоза увеличить пул лакто- и бифидобактерий можно, давая пробиотики или корма, обогащенные энтерококками.
Дисбактериоз 3-4 стадии. При глубоких дисбактериозах лечение более сложное. Наш опыт показал, что лучше всего использовать метод селективной деконтаминации.
Обычно необходим антибиотик или пробиотик на основе споровых аэробов (БАКТИСУБТИЛ и др). Одновременно вводят донор нормальной микрофлоры — ЛАКТОБИФАДОЛ, так как штаммы, входящие в этот препарат, устойчивы к антибиотикам (бифидобактерий — к канамицину, мономицину, гентамицину, оксациллину, полимиксину, стрептомицину, левомицетину и др.; лактобактерии — к пенициллину, ампициллину, мономицину, нистатину, фуразолидону и др.). Закончив антибиотикотерапию, надо продолжать давать ЛАКТОБИФАДОЛ до тех пор, пока не восстановится нормальное пищеварение (не менее 1 нед, в некоторых случаях несколько месяцев, что зависит от степени нарушений слизистой оболочки кишечника).
В последнее время, определяя чувствительность возбудителей к антимикробным препаратам, мы приходим к выводу о резком росте антибиотикорезистентности. Поэтому все чаще приходится использовать не антибиотики, а фаги в сочетании с пробиотиком. Таким образом, к лозунгу «пробиотики вместо антибиотиков» надо относиться критически. При всех дисбактериозах выше 2-й степени мы рекомендуем селективную деконтаминацию: обязательно применять антибиотик, либо бактериофаг, либо споровый пробиотик для уничтожения патогенной микрофлоры. Одновременно с помощью пробиотика надо подселять лакто- и бифидофлору.
Тяжелые нарушения пищеварения. Эти нарушения, которые могут протекать со стазом (резким снижением моторики) кишечника, особенно опасны. Они могут развиваться после хирургических операций, противоопухолевой химиотерапии, массивного применения антибиотиков, при назначении на фоне кишечных инфекций препаратов с симптоматическим действием, направленным на снижение моторики (лоперамид, имодиум). В кишечнике в таких случаях постепенно размножается и начинает доминировать патогенная флора, устойчивая к применяемым фармакопрепаратам и образующая большой объем токсических компонентов. Часть из них оказывает прямое действие на моторику кишечника, существенно снижая ее. Это еще более осложняет ситуацию, так как при стазе кишечника усиливается пролиферация возбудителей, резко возрастает образование токсинов и их резорбция, прекращается их выделение с фекалиями. Развиваются интоксикация, слабость, возможен бактериальный токсический шок, нарушение сердечной деятельности и гибель животных.
При ослабленной перистальтике мы рекомендуем на фоне строгой диеты немедленно начать дезинтоксикацию всеми возможными способами, включая клизмы, эффективные сорбенты, регидратацию. Для стимуляции моторики эффективен пребиотик ХИЛАК ФОРТЕ (в течение 3…7 дней). Этот препарат не содержит бактерий, но включает в себя органические кислоты, прямо стимулирующие моторику и оказывающие бактериостатическое действие на патогенную флору. Биологически активные вещества — продукты жизнедеятельности нормальной микрофлоры, входящие в указанный препарат, — стимулируют ее рост. Хороший эффект дает одновременное в течение 2…7 дней применение эффективного спорового пробиотика. После восстановления перистальтики обязательно и длительно дают донора лакто- и бифидобактерий. Хочется отметить, что ХИЛАК ФОРТЕ нельзя назначать животным с воспалительными процессами в желудке, поджелудочной железе и печени, так как он может стимулировать обострение гастрита, панкреатита и гепатита.
Дисбактериозы, обусловленные неблагоприятными экологическими условиями и неправильным кормлением. Свинец, ртуть, медь, другие тяжелые металлы, независимо от пути их поступления в организм, выделяясь через кишечник, поражают слизистую оболочку и нормальную микрофлору. Глубокие нарушения могут формироваться на фоне длительного кормления некачественными кормами. Чем нарушения глубже, тем дольше период восстановления.
В клинической практике мы часто встречаем животных, у которых на фоне применения пробиотика ЛАКТОБИФАДОЛа пищеварение нормализуется, но при отмене препарата нарушения возвращаются. Например, при лечении пуделя, которому длительно давали некачественные корма, препарат пришлось скармливать более 10 мес. Только после такого длительного курса удалось улучшить обмен веществ, что привело к постепенному восстановлению слизистой оболочки и возможности адаптации к ней нормальной микрофлоры.
Дисбактериозы, обусловленные заболеваниями органов пищеварения. При хронических гастритах, нарушениях функций печени и поджелудочной железы (бактерицидные свойства желудочного сока, желчи и других ферментов снижены) дисбактериоз зависит от тяжести основного заболевания и эффективности его лечения. В период обострения необходимо лечить основное заболевание.
При хронических гепатитах, по нашему опыту, хороший эффект дает сочетание ЛАКТОБИФАДОЛа и лактулозы (синтетическое производное лактозы). Последняя не гидролизуется ферментами кишечника млекопитающих и птиц. Она ускоряет транзит содержимого по тонкому кишечнику, то есть оказывает мягкое послабляющее действие, что уменьшает в тонком кишечнике восходящий рост микрофлоры, характерной для толстого кишечника, в отсутствие нормального выделения желчи и ее бактериостатического действия. В ободочной кишке лактулоза метаболизируется бактериями, являясь для них питательной средой, то есть пребиотиком.
Если одновременно назначать лактулозу и низкие дозы ЛАКТОБИФАДОЛа, то эффективность пробиотика возрастает.
Важно учитывать, что нормальная микрофлора образует органические кислоты. Они не только подкисляют содержимое толстой кишки, связывают токсины, но и оказывают бактериостатическое действие в отношении условно-патогенной микрофлоры. Они связывают аммиак в кишечнике, который очень вреден при заболеваниях печени, так как обладает токсическим действием и приводит к развитию гепато-энцефалического синдрома, то есть к нарушению высшей нервной деятельности.
Применять ЛАКТОБИФАДОЛ надо в малых дозах с постепенной их коррекцией до оптимальной, не отменяя постоянно используемые гепатопротекторы и ферменты при хронических ферментопатиях. Дозу следует подбирать индивидуально (примерно 0,1 г/кг массы для профилактики и 0,2 г/кг массы с лечебной целью). Обычно адаптация к микрофлоре в связи с перезаселением ЖКТ происходит в течение 2…5 сут, причем возможен легкий послабляющий эффект, а у отдельных особей — метеоризм или усиленное газообразование. Если акты дефекации слишком частые или объем фецес увеличился чрезмерно, надо снизить дозу пробиотика. Так как 1 г ЛАКТОБИФАДОЛа содержит не менее 80 млн живых клеток бифи-добактерий и 1 млн живых клеток лактобактерий (в 1 чайной ложке помещается 6 г), то даже щепотка пробиотика — источник очень большого количества микроорганизмов, которые в кишечнике адаптируются и размножаются.
Новорожденные чаще всего погибают в 1-ю неделю жизни, в меньшей степени — во 2-ю. Если щенки или котята рождаются здоровыми, но через несколько дней погибают, то возможен как инфекционный, так и неинфекционный фактор, которые тесно связаны между собой и могут сочетаться.
Новорожденное животное должно получить молозиво как можно раньше после рождения. Ослабленные особи не могут высосать достаточного количества молока или конкурировать за более молочные соски передних молочных пакетов. Надо следить, чтобы щенок или котенок не оказались отодвинутыми от матери. При гипотермии теряется способность сосать, мать может не принимать и отталкивать такого щенка. В этом случае новорожденное животное надо обогреть, и его активность восстановится, а мать возобновит заботу о нем. Но при гипотермии согревание должно быть постепенным и медленным (1…3 ч в зависимости от степени охлаждения). Если обогревать щенка или котенка резко, то возрастает потребность тканей в кислороде, а работа сердца и легких снижена, что создает опасность гибели. Для профилактики гипогликемии и дегидратации рекомендуется ввести под кожу 5%-й раствор глюкозы или раствор Рингера в дозе 1 мл на 30 г массы тела. Если у животного ректальная температура в неонатальный период ниже 34,5 °С, то мероприятия неэффективны и оно погибнет. При температуре ниже 35 °С новорожденное животное не может усваивать корм. Новорожденным животным можно давать ЛАКТОБИФАДОЛ с первого дня жизни одновременно с другими необходимыми фармакологическими препаратами (особенно для регидратации), сыворотками, бактериофагами и проводить все мероприятия, которые описаны выше.
Дисбактериозы, обусловленные инфекционными заболеваниями. При возникновении инфекционных заболеваний в питомнике следует обрабатывать всех животных, так как у отдельных особей инфекция может проявляться субклинически, но они будут ее носителями и способствовать персистенции возбудителя. Например, у взрослых животных возможны периодические расстройства пищеварения либо дерматологический синдром, а у молодняка — выраженные симптомы дисбактериозов, они плохо растут и развиваются. Были случаи, когда молодняку в течение многих лет постоянно назначали антибиотики разных групп и споровые пробиотики, но эффекта при этом не достигали.
Мы предлагаем эффективную антибактериальную обработку (по результату микробиологического исследования), терапию фагами с одновременным обязательным и длительным (в течение нескольких месяцев) применением ЛАКТОБИФАДОЛа всему поголовью, включая клинически здоровых животных. В результате патогенная микрофлора вытесняется нормальной и происходит оздоровление окружающей среды. В условиях роста антибиотикорезистентности возбудителей это единственная возможность оздоровить поголовье.
При вирусных инфекциях возможность лечения и прогноз зависят от особенностей возбудителя заболевания, возраста и физиологического состояния животного. Например, при коронавирусном энтерите собак симптомы (рвота, диарея) появляются, когда первая генерация вируса уже поразила клетки ворсин тонкого отдела кишечника, вызывая их слущивание и блокируя всасывание пищевых субстратов. Содержимое кишечника проходит транзитом, вызывает осмотический эффект и становится питательной средой для бактерий, что приводит к диарее и вторичной бактериальной инфекции. Вновь образующиеся в криптах камбиальные клетки начинают передвигаться к вершине ворсин, но они отличаются от зрелых по морфологическим и биохимическим характеристикам. С одной стороны, они не создают оптимальных условий для развития вирионов, что способствует выздоровлению животных. С другой стороны, вновь образованные клетки кишечника приобретают способность к нормальному всасыванию примерно через 144 ч, то есть на 6-е сутки. У взрослых собак, как и у других животных или человека, при коронавирусном энтерите поражения кишечника могут быть минимальными и проявиться только кратковременным снижением аппетита и легкой диареей. Так как вирус поражает также эпителий легких и почек, то ведущим может быть респираторный или почечный синдром. Но у молодых и старых животных нарушения пищеварения бывают более выраженными, а в первую неделю жизни — иногда несовместимыми с жизнью. При коронавирусном энтерите, следовательно, ведущее звено комплексной терапии — симптоматическое лечение.
Ограничивают кормление в первые 24…48 ч на фоне регидратации, применения отвара дуба, ромашки, сорбентов. Далее кормят дробно малообъемными и легкопереваримыми кормами. В первые дни лечения оптимальны споровые бациллярные пробиотики, с 3…4-Х суток—доноры нормофлоры, которые добавляют в корм длительно.
Коронавирусный энтерит у лактирующей самки опасен тем, что вирус поражает и эпителий молочных желез, в результате чего прекращается молокоотдача. У помета вирус активно размножается в кишечнике. Таким образом, неспособность всасывания питательных веществ у щенков сочетается с отсутствием молока у матери. Причем при вирусных инфекциях обычно в максимальной степени поражаются наиболее крупные и хорошо развитые щенки из помета, так как клетки их кишечника наиболее богаты питательными веществами, которые необходимы для репликации вируса.
Основные мероприятия должны быть направлены на регидратацию и поддержание терморегуляции у щенков, хотя в первые 2нед жизни летальность может достигать 70…90 %. Применение пробиотика не защищает от вирусной инфекции, но позволяет уменьшить степень бактериальных осложнений и ускорить нормализацию пищеварения у животных.
Еще большей проблемой является парвовироз или ретровирусные инфекции у кошек. Эти вирусы поражают камбиальные клетки крипт, нарушая воспроизводство нормальных энтероцитов, а, следовательно, и пищеварение. На этом фоне возникают иммунодефициты, периоды улучшения и ремиссий чередуются с эпизодами возврата симптомов, формируется хроническая патология. Естественно, возникает и вторичный дисбактериоз. При поражениях слизистой оболочки кишечника и отсутствии на ее поверхности полноценных клеток и слоя слизи невозможно восстановить колонизационную резистентность, создаваемую нормальной пристеночной микрофлорой. Если применение пробиотика улучшает пищеварение, следует использовать его в схеме лечения. Прогноз осторожный, так как нарушения структуры слизистой могут быть стойкими, иногда пожизненными.
К сожалению, при вирусных инфекциях значительная часть новорожденных животных в помете гибнет, что делает особенно актуальным соблюдение графика профилактических вакцинаций самки и создание для нее оптимальных условий кормления и содержания.
При нарушениях стула и подозрении на бактериальные инфекции у самки приходится назначать эффективный антибиотик, бактериофаг, любой пробиотик на основе споровых бацилл. Это ВЕТОМ, БИОД, другие препараты — источники антибиотических субстанций. Можно использовать медицинский препарат БАКТИСУБТИЛ, так как микроорганизмы в его составе относятся к транзитной микрофлоре, и в основном важна их антагонистическая активность. Препараты назначают самке и помету согласно инструкции по применению. Параллельно показана регидратация самки и помета; если у матери нет молока, то переходят к искусственному вскармливанию. Если в анамнезе были нарушения ферментативной функции кишечника, то самке могут потребоваться ферментные препараты.
Одновременно с использованием антибиотика или спорового пробиотика рекомендуем ЛАКТОБИФАДОЛ в качестве донора нормальной пристеночной микрофлоры. Так как бактерии в составе препарата отобраны с учетом широкого спектра антибиотикоустойчивости, находятся в «защищенной форме» в виде колоний с элементами среды и продуктами жизнедеятельности, можно получить эффект даже на фоне диареи, когда резко ускорено продвижение содержимого по кишечнику. Эта рекомендация не может быть механически перенесена на другие препараты, содержащие лакто- и бифидобактерии, особенно высушенные лиофильно (все таблетированные формы или пробиотики, рекомендуемые к применению натощак с предварительным растворением в небольшом количестве воды). Микроорганизмы в таких препаратах требуют длительного периода адаптации, чувствительны к неблагоприятным факторам и при диарее не успевают адаптироваться в кишечнике.
ВСЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПРИМЕНЕНИЮ, ПРИВОДИМЫЕ В ДАННОМ РУКОВОДСТВЕ, ОТНОСЯТСЯ ТОЛЬКО К ПРОБИОТИКУ ЛАКТОБИФАДОЛ, ТАК КАК ДРУГИЕ ПРЕПАРАТЫ ОТЛИЧАЮТСЯ СВОЙСТВАМИ И СОСТАВОМ ШТАММОВ, СПОСОБОМ ИЗГОТОВЛЕНИЯ И ИМЕЮТ ДРУГИЕ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА!
ЛАКТОБИФАДОЛ (LACTOBIFADOLUM)
СОСТАВ. Смесь живых ацидофильных и бифидобактерий, высушенных сорбционным методом на естественном растительном носителе — муке или отрубях (в 1 г не менее 80 млн живых клеток бифидобактерий и 1 млн живых клеток лактобактерий).
Содержит пребиотические компоненты: элементы культуральной среды и биологически активные вещества — продукты жизнедеятельности бактерий (незаменимые аминокислоты, органические кислоты, витамины, в том числе группы В, микроэлементы и др.).
Не содержит генетически модифицированные штаммы микроорганизмов.
Штаммы антибиотикоустойчивы. Одновременно допускается применение антибиотиков.
СВОЙСТВА. Однородный сыпучий порошок от белого до светло-коричневого цвета.
ФОРМА ВЫПУСКА. Упаковки по 50 г, пластиковые пакеты по 2 и 10 кг.
ПОКАЗАНИЯ. Для нормализации микробиоценоза ЖКТ, пищеварения, обмена веществ, иммунитета и для устойчивости к стрессу.
ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Индивидуальная непереносимость.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. Препарат содержит живые бактерии, поэтому его не следует вносить в горячий корм (сохраняет свойства при температуре до 45 °С).
ХРАНЕНИЕ. 12 мес при температуре до 18…20 °С.
БЕЗОПАСЕН. Не вызывает токсического эффекта при превышении дозы в 100 раз и более.
ПРОИЗВОДИТЕЛЬ. Биотехнологическая фирма «КОМПОНЕНТ». 461631, Оренбургская обл., г. Бугуруслан, Пилюгинское ш.,д. 51, тел. в Москве: (495) 510-03-66. Оптовые поставки: 8-901-533-05-21.
ИНФОРМАЦИЯ: www.bf-component.ru; mail@bf-component.ru

Оставить комментарий

avatar
Photo and Image Files
 
 
 
Audio and Video Files
 
 
 
Other File Types
 
 
 
  Подписаться  
Уведомление о