Гомеопатия и религия


А.А.Крылов

С детских лет, вглядываясь в иконописное изображение Святого Пантелеймона, Великомученика и Целителя, мы вслед за красотой его молодого лица с серьезными, но добрыми глазами, видим в его левой руке коробочку с лекарствами, а в правой — миниатюрную ложечку, которой эти лекарства давались страждущим. Так как это делали и старые гомеопаты: на кончике пера. Невольно возникает мысль о том, что Пантелеймон, этот реально живший на Земле человек, родившийся в Никомидии между 280 и 285 годами после Рождества Христова, был великим врачом-гомеопатом, который действие своих лекарств сопровождал, усиливал и закреплял Словом Божьим. И как хочется узнать недоступное: какие же гомеопатические лекарства находились в этой гаинственной коробочке, которую держит в левой руке Святой Пантелеймон!

Сущность гомеопатии заключена в формуле: similia similibus curantur (подобное лечится подобным). Годом рождения гомеопатии считают 1790-ый, когда известного немецкого врача Самуила Ганемана посетило счастливое озарение после случайного опыта на самом себе: хинная корка, излечивающая малярию, сама вызывает признаки данного заболевания. Это был звездный, благословенный час в жизни исследователя, установившего в последующем общие закономерности гомеопатического метода лечения.

Однако исторические корни гомеопатии уходят в глубокую древность. «Подобное требует подобного» — с общих философских позиций утверждал Демокрит, этот «первый энциклопедический ум среди греков». «Гомеопатические мысли»прослеживаются в трудах Гиппократа, Галена, Парацельса, многих арабских и европейских авторов. Все это позволяет считать гомеопатию, способную действовать на организм человека малыми, даже субмолекулярными дозами «подобных» лекарств, одним из мудрейших, но теоретически (с позиций современной науки) и до сих пор необъяснимых завоеваний человеческого разума и опыта, оформленного в самостоятельную медицинскую систему гением С.Ганемана.

Проблема взаимоотношений гомеопатии и религии охватывает как глубинную философскую сущность метода, так и практические аспекты его исследования.

На открытии и освящении гомеопатической аптеки и лечебницы в Санкт-Петербурге в 1892 г. Отец Иоанн Кронштадский сказал: «Ваш метод самый разумный и верный. Сама Божественная Премудрость не нашла более верного средства к врачеванию негодующего грехом и бесчисленными болезнями человечества, как врачевание подобного подобным. Прежде креста, смерти и Воскресения своего Христос установил на все века дальнейшего врачевания грешного человечества величайшее таинство причащения пречистого Тела и Крови своей, соединенных с Божеством. Значит, в самом Богочеловеке имеем пример врачевания «подобного подобным». Да будет же всегда Вашим всесильным помощником при Ваших общеполезных действиях Сам Богочеловек и Всемогущий Творец и Врач болящего человечества».

В идеологии гомеопатии и религии можно найти черты сходства. Малые дозы в гомеопатии и малое доброделание в религиозных наставлениях — пример этого. «Истинно, истинно говорю вам, кто напоит одного из малых сил только чашей холодной воды во имя ученика, не потеряет награды своей». В этих словах из Евангелия — высшее выражение важности малого добра. Архимандрит Иоанн в своих проповедях в Успенском монастыре в Печорах под Псковом проникновенно говорит: «Мелкие хорошие поступки — это вода на цветок личности человека. Совсем не обязательно вылить на требующий воды цветок море воды. Можно вылить полстакана, и это будет для жизни достаточно…». Самое малое добро полезно для человека. «Великое спасение людей в том, что они могут привиться в стволу вечного дерева жизни через самый ничтожный черешок — поступок добра. К дикой яблоне совсем не обязательно прививать целый ствол яблони доброй. Достаточно взять малый черенок и привить его к одной из ветвей дичка… То же и о добре: самое малое может произвести огромное действие». «Поистине малое добро более необходимо, насущно в мире, чем большое. Без большого люди живут, без малого не проживут.

Гибнет человечество не от недостатка большого добра, а от недостатка именно малого добра. Большое добро есть лишь крыша, возведенная на стенах-кирпичах малого добра», -говорит Отец Иоанн. «Дивный путь «малых дел», пою тебе гимн. Окружайте, люди, себя, опоясывайтесь малыми делами добра — цепью малых, простых, легких, ничего вам не стоящих добрых чувств, мыслей, слов и дел. Оставим большое и трудное, оно для тех, кто любит его, а для нас, еще не полюбивших большого. Господь милостию Своей приготовил, разлил всюду, как воду и воздух, малую любовь».

Отец Иоанн в своей проповеди делает неожиданный поворот и в сторону гомеопатии: «А в медицине… существует целая область — гомеопатическая наука, признающая лишь совершенно малые лекарственные величины на том основании, что наш организм сам вырабатывает чрезвычайно малые количества ценных для него веществ, довольствуясь ими для поддержания и расцвета своей жизни». Кстати, эти мысли совпадают и с современными научными представлениями о вероятных механизмах реализации гомеопатического эффекта и выдвигаемой сейчас информационно-рецепторно-регуляторной концепции гомеопатии. Гомеопатическая информация, какой бы она ни оказалась по своей интимной структуре и механизмам ее восприятия организмом, для реализации своего эффекта в организме не может не коснуться сложных и не до конца исследованных биорегули рующих систем — нейроэндокринных, иммунологических, клеточных и молекулярных.

В гомеопатии целительная практика заметно опередила теорию. Говоря об основах жизни, А.Д.Сахаров сказал «Мы необычайно много узнали о биохимических механизмах жизни и наследственности. Однако мы поняли, что мы еще больше не знаем, чем знаем. Мы поняли, что жизнь — это наиболее сложное отражение возможностей природы».

В истории гомеопатии немало примеров взаимодействия религии и гомеопатии. Священнослужители нередко советовали обратиться к помощи гомеопатов прихожанам, страдающим неуравновешенностью духа и функциональными нарушениями внутренних органов. Интересный факт приводит в своих воспоминаниях композитор М.И.Глинка. Однажды во время своего пребывания на курорте Баден (близ Вены) композитор, страдая обострением астено-депрессивного невроза с функциональными нарушениями желудочно-кишечного тракта, случайно забрел к католическому священнику и с его разрешения стал импровизировать на фортепьяно. «Как можно в Ваши лета играть так грустно?» — спросил священник. Композитор печально ответил: «Что же делать? Ведь нелегко быть приговоренным к смерти, особенно в цвете лет…». Далее цитируем: «…священник спросил: «не прибегал ли я к гомеопатическому лечению?». Я принял это за насмешку, мог ли я предполагать, чтобы невидимые, так сказать, в мелких крупинках содержащиеся атомы лекарств могли действовать после тex масс, в которые меня погружали и которые я выпил».

«Вы считаете себя приговоренным к смерти, не все ли равно Вам, в таком случае, умереть от аллопатии или гомеопатии?». По приезду в Вену Глинка последовал совету священника и обратился к врачу-гомеопату. «На другой день после приема данного им гомеопатического средства я стоял уже крепко на нoгax; в короткое время и расположение духа стало спокойно». В последующем М.И. Глинка часто обращался за помощью к гомеопатам.

Православная церковь способствовала распространению гомеопатии в России. Более того, православные священники и сами лечили прихожан гомеопатически. Проникновение гомеотерапии в нашу страну началось, как полагают, в 1824 г., когда в Санкт-Петербург возвратился из Германии доктор Адам, познакомившийся за рубежом с С.Ганеманом и его учением. История гомеопатии, как всемирная, так и российская наполнена взаимной неприязнью и даже враждой представителей гомеопатии и аллопатии. В связи с тем, что аллопатическая медицина, как правило, находилась в руках власть имущих, эти противоречия нередко принимали запретительный характер. Несмотря на это, в середине XIX века в центральных городах России гомеопатический метод был уже достаточно распространен.

В 60-70 годы прошлого века гомеопатия стала проникать и в российские провинции. Сохранились, например, сведения о полезной деятельности доктора-гомеопата Любимова в Пензе. Ему в этом активно помогали сельские священники, давая гомеопатические лекарства прихожанам по инструкциям Любимова. Проникновение гомеопатии в Казанскую, Вятскую и Оренбургскую губернии связано с именем Долматова, который, не будучи сам врачом, «обращал» в гомеопатию дипломированных докторов. Распространению гомеопатии в северо-восточных провинциях также активно содействовало местное духовенство. В 1873 г. в Журнале петербургских врачей-гомеопатов сообщалось: «Мы можем насчитать многие сотни священников Уфимской, Оренбургской и Вятской губерний, которые с пользой занимаются этим делом и, посредством лечебников, оказывают спасительное пособие беспомощному сельскому населению».

Гомеопатия постепенно проникала и в медицинскую практику в Сибири. Из сообщений Алтайской миссии известно, что миссионеры результатами своего гомеопатического лечения удивляли даже лам, гордящихся своим искусством. Иркутский архиепископ снабжал всех миссионеров гомеопатическими лечебниками и аптечками.

Мишенью для гонений в послеоктябрьский период в России были и православная церковь, и гомеопатия. В стране проходили многочисленные «разоблачительные» диспуты как антицерковного, так и антигомеопатических направлений. Характерно, что даже ярлыки на гонимое тогда наклеивались сходные. Воинствующие аллопаты-большевики характеризовали гомеопатию как ненаучный метод лечения, «выражение чуждого нам витализма», «подспорье религии», «опиум для народа», «закабаление рабочих» и т.д. Общество врачей-гомеопатов квалифицировалось как «организация, враждебная социалистическому строительству». Последовали яростные призывы «всемирно разоблачать подлинную знахарскую сущность гомеопатии перед широкими массами трудящихся» и даже предостережения, что «гомеопатия перерастает из антинаучного в антипролетарское политически враждебное нам ученье» и т.д. Позднее выходили приказы, запрещающие подготовку врачей-гомеопатов, а также издание какой-либо литературы по гомеопатии. Из гомеопатических аптек насильственно изымались ценнейшие гомеопатические лекарства, в частности, змеиные яды. В это же время закрывались и злодейски разрушались храмы, бьши репрессированы тысячи священнослужителей.

С середины восьмидесятых годов, когда улучшилась политическая обстановка в стране, начался пересмотр накопленных человечеством ценностей. Все, что в течение десятилетий подвергалось гонениям и запретам, получило возможность возрождения и развития. Наступила светлая пора обновления и усиления влияния на духовную жизнь общества православной церкви. В полной мере добрые перемены коснулись и гомеопатической службы. Гомеопаты, многие годы работавшие полуофициально и изолированно, получили широкую возможность общаться, делиться опытом, создавать профессиональные общества и объединения. С падением железного занавеса быстро налаживаются и связи с зарубежными гомеопатами. Изменяется отношение к гомеопатии официальной медицины. Долгое время аллопатическая и гомеопатическая системы лечения развивались разными путями, причем каждая из них имеет бесспорные как достижения, так и недостатки. Обе системы должны существовать, взаимно обогащая друг друга. Взят курс на постепенное введение гомеопатии в русло официальной медицины, включая вопросы преподавания и научных изысканий.И, по-прежнему, гомеопатия успешно взаимодействует с православной церковью. Так, накоплен опыт успешного применения гомеотерапии в Церковной благотворительной больнице Святой блаженной Ксении Петербургской. Еще С.Ганеман указывал, что действие гомеотерапии имеет яркий духовный компонент, а причину многих болезней он усматривал в болезни духа. Познание больного — это искусство, а исцеление — должно быть гармонизацией духа, души, личности и тела. Врачи-гомеопаты, работающие в этой Церковной больнице (А.А.Мазунов, Б.В.Пашкова и др.) подтверждают справедливость того. Гомеопатия здесь назначается в сочетании с обычным аллопатическим лечением, но нередко аллопатические препараты отменяются и проводится только гомеотерапия. В других случаях удается значительно снизить дозировку аллопатических средств и уменьшить их количество. Гомеотерапия не имеет противопоказаний, а гомеопатические лекарства, в отличие от аллопатических, особенно хорошо переносятся пожилыми людьми (А.А.Крылов, С.П.Песонина). Особенностью этой больницы является то, что здесь рядом с опытными докторами и специально подготовленными сестрами милосердия душу верующего больного врачуют священники.

В Санкт-Петербурге начата работа по организации благотворительных учреждений других типов: домов престарелых, домов сестринского ухода, консультационно-диагностических центров, в частности, межконфессионального благотворительного медицинского центра. Формируется новая система организации медицинской помощи больным из малоимущих и социально-незащищенных слоев населения — благотворительная медицина. И здесь достойное место займет издавна с пользой для страждущих существующее взаимодействие гомеопатии и религии.

«Гомеопатия и фитотерапия» №2, 1995, сс.3-7

Оставить комментарий

avatar
Photo and Image Files
 
 
 
Audio and Video Files
 
 
 
Other File Types
 
 
 
  Подписаться  
Уведомление о